Экономика интернета » Могилевский портал
Авторизация
 

Экономика интернета

Экономика интернета

Интернет изменил нашу жизнь: мы заказываем еду и такси по интернету, там же покупаем книги и билеты в кино, в сети читаем новости, смотрим передачи и общаемся с родными и близкими.
И каждый раз, когда мы запускаем браузер, а потом уходим в странствие по просторам Всемирной паутины, мы зарабатываем деньги для какой-то из IT-корпораций — просто интернет невозможен без рекламы, он во многом существует благодаря ей, а мы её смотрим. Сеть живёт за счёт рекламы, сеть её же и создаёт.
Реклама наравне с порнографией стала одним из двигателей интернета. Если массовое увлечение порнографией стимулировало интернет-провайдеров постоянно увеличивать скорость интернет-соединений (с 2005 года ещё одним стимулом стал YouTube), то реклама породила поисковые системы в том виде, в котором мы их знаем сейчас, и социальные сети, где нынче не зарегистрированы лишь параноики и сотрудники силовых ведомств.
Но как связана таргетированная (узкоспециализированная) реклама с нашим браузером, почему американские корпорации Alphabet (материнская компания Google) и Facebook достигли показателей капитализации в сотни миллиардов долларов? Как мы ежедневно трудимся на благо IT-гигантов и можно ли озолотиться, став YouTube-блогером?
Экономика поиска
До изобретения Ларри Пейджем и Сергеем Брином поисковика Google, в котором применили качественно новую модель монетизации поиска, деньги на поисковиках (AltaVista, AskJeeves, Yahoo!) зарабатывали единственно доступным тогда способом — реализацией модели CPM (cost per mille) — стоимость рекламы в расчёте на 1000 просмотров. Поисковик Yahoo зарабатывал именно на рекламных баннерах, которые размещались всюду, где только можно: на сторонних веб-страницах и на главной странице поисковика. Эстетики, конечно, не было, но деньги Yahoo зарабатывал.
Брин и Пейдж стартовую страницу Google оформили в минималистическом стиле и без какой-либо рекламы, что было не только красиво, но практично в эпоху медленного интернета — так страница Google загружалась значительно быстрее. Заодно изменили и принцип поиска: если поисковики до Google ранжировали страницы в выдаче в зависимости от количества упоминаний поискового запроса на странице сайта, то Пейдж с Брином создали систему PageRank, которая ранжировала страницы в поисковой выдаче в зависимости от её «важности», определяемой количеством ссылок на данную страницу на других ресурсах.
То есть если старые поисковики считали количество слов из поискового запроса на странице и выводили вверх те страницы, где искомого слова было больше, то Google выводил вверх те страницы, на которые больше всего ссылались другие ресурсы.
В итоге поиск стал более адекватным, а в верх выдачи выводились авторитетные сайты, которым больше всего доверяли как пользователи, так и другие ресурсы, ссылающиеся на них, а не страницы, где всё было утыкано повторяющимися десятки раз фразами из поискового запроса. Именно на этом психологическом факторе и решили зарабатывать Брин и Пейдж.
Google реализовал принципиально иную модель монетизации поиска: реклама интегрировалась в сами результаты поисковой выдачи, а не размещалась в виде надоедливых баннеров на главной странице поисковика. В 2000 году заработал сервис Google AdWords, который позволял работодателям самим создавать рекламные объявления. Они привязывались к ключевым словам, вводимым пользователем в поисковом запросе, а затем выдавались вперемешку с результатами поиска в первой десятке найденных сайтов.
Google отказалась от модели CPM, а стоимость рекламы определялась не фиксированной ценой, а на аукционе, в котором рекламодатели принимали участие в режиме реального времени.

Отказ от модели CPM и переход к модели аукционов сделал рекламу одновременно эффективной, прибыльной для поисковика и недорогой для рекламодателя, а Google превратился в двуликого Януса из римской мифологии: для обывателей Google — это поисковик, а для бизнеса — огромное рекламное агентство.

Занятно, но созданная двумя специализирующимися в компьютерных науках аспирантами-идеалистами, не доверявшими онлайновой рекламе настолько, что они запретили её на своей домашней странице, Google стала самой крупной и влиятельной рекламной компанией за всю историю человечества.
Но как бы Брин и Пейдж ни относились к рекламным баннерам на страницах сайтов, они были (и остаются) чрезвычайно распространёнными, а значит, их размещение можно было монополизировать и превратить в источник прибыли. Именно для этого у корпорации есть сервис AdSense, который позволяет размещать и измерять эффективность рекламы на веб-сайтах, не связанных с поисковой системой.
Помогают Google (равно как и другим поисковикам) в зарабатывании денег пиратские сайты — они популярны, а их страницы до отказа наполнены рекламой. Именно благодаря поисковикам и зарабатывают пираты, ведь деньги приносит просмотр рекламы, распространяемой через рекламные сети поисковых систем. В 2011 г. британский министр культуры Джереми Хант предупредил Google: если компания не приложит усилий к тому, чтобы понизить долю нелегальных сайтов в результатах поиска, то правительство будет вынуждено принудить её к этому на законодательном уровне. Компания изменила алгоритмы поиска, но это никак не повлияло на пиратов, равно как и заработки Google от рекламы. А в августе—сентябре 2018 года с «Яндексом» судились Роскомнадзор и российские телеканалы, которые потребовали от сервиса «Яндекс. Видео» скрыть ссылки на пиратские сайты, где размещены видео, произведённые телеканалами.

Онлайн-пиратство часто начинается с записи экранной копии фильма в кинотеатре. Затем фильм выкладывается в пиратском онлайн-кинотеатре, где за тысячу просмотров владельцы ресурса получают порядка трёх долларов. Создание сайта стоит около 240 долларов, ещё от 200 до 450 долларов платят автору за «экранку». Среднемесячный оборот такого кинотеатра может достигать 10 тысяч долларов, что с лихвой окупает все затраты.
AdWords, AdSense и PageRank — это экономический базис, на котором держится надстройка в виде всех других сервисов Google.

Именно рекламные доходы, которые непрерывно растут (интернет и в России, и в США опередил телевидение и другие СМИ по объёму рекламы и доходов от её продажи), позволили Google стать тем гигантом, который мы теперь знаем под именем Alphabet. Именно на рекламные деньги и были созданы Gmail, операционная система Android, куплен YouTube и целый букет компаний, занимающихся работами над системами искусственного интеллекта, в том числе для американской армии.

Однако для завоевания монопольного положения в мире Google необходимо было сделать свой поисковик не только удобным и быстрым, но и безальтернативным, а для этого корпорации пришлось сперва покорить компьютеры пользователей и выиграть браузерную войну.
У Microsoft были свой браузер Internet Explorer и поисковик MSN, которые быстро капитулировали в результате блицкрига Google, совместившего браузер со своими сервисами — поиском и почтовым клиентом.
Особенность браузера Chrome не столько в том, что он основан на своём движке для показа веб-страниц, сколько в том, что он предназначен для работы с сервисами Google, которые установлены в нём по умолчанию. Конечно, в качестве поисковика можно выбрать что угодно, просто покопавшись в настройках, но зачем это делать, если всё и так прекрасно работает?
Именно использование Chrome позволило Google упрочить свои позиции на рынке поиска и рекламы. Анализ же почтовой переписки и писем, которые приходят пользователям Gmail (и не только Gmail), доступ к данным сервиса Google Analytics (система счётчиков, устанавливаемых на сторонних сайтах для сбора обезличенной информации о посетителях ресурсов) позволили Google стать монополистом на рынке интернет-рекламы.
К 2014 году Google каждую секунду обрабатывала около 40 тыс. запросов, или 3,5 млрд запросов в день и 1,2 трлн запросов в год. В целом же доля Google в мировом поиске составляет около 65 %, а в ряде стран — Италии, Испании и Великобритании — корпорация контролирует около 90 % интернет-поиска. О том, что такое Google, свидетельствует и наша повседневная речь: независимо от того, каким поисковиком мы пользуемся, мы всё равно оперируем словом «загуглить».

За 2017 год Alphabet выручил на интернет-рекламе 95,4 млрд долларов — это 38,4 % рынка (к слову, выручка автогиганта General Motors в 2017 году составила 145,5 млрд долларов, но компания закончила год с убытком). За год компания увеличила долю рынка на 1 %. Но главный конкурент Alphabet — Facebook — увеличил долю на 3 процентных пункта, доведя её до 16 %. У Amazon Джеффа Безоса 4,2 % мирового рекламного рынка.
Это позволило корпорации выпускать не просто обезличенную рекламу, а делать её таргетированной, то есть узкоспециализированной. Проще говоря, в тот момент, когда вы спрашиваете у Google, что такое трактор МТЗ-80, а потом переходите на сайт, где данный трактор можно купить, Google анализирует данные вашего запроса и переходы из поисковой выдачи, а потом уже будет подсовывать вам на баннерах объявления о продаже тракторов. А если вы ещё и авторизовались в браузере Chrome, то у корпорации появляется примерно половина вашего цифрового портрета, привязанного к почтовому адресу. Google Chrome следит даже за анонимными пользователями: когда вы, желая утаить что-либо от браузера и самого поисковика, переходите в режим «Инкогнито», корпорация всё равно всё о вас знает.

Справка: анонимность в интернете
В ходе исследования «Лаборатории Касперского» было выяснено, что основная часть владельцев гаджетов обеспокоена тем, что программы для смартфонов и планшетов могут отслеживать их поведение и иметь доступ к персональным данным. Так, 62 % респондентов не хотели бы делиться сведениями о своём местоположении, а 59 % пользователей опасаются того, что кто-либо может быть в курсе всех их действий, совершаемых на устройствах. В то же время более половины опрошенных (58 %) признались, что не проверяют разрешения предустановленных мобильных приложений на своих гаджетах. А более четверти пользователей (28 %) не утруждают себя проверкой разрешений при загрузке или установке новых приложений на свои смартфоны и планшеты.
В целом же стоит признать, что страхи россиян являются вполне обоснованными, однако изменить они ничего не смогут — интернет и анонимность несовместимы. Использование цифровых технологий полностью деанонимизирует жизнь. Например, Google уличили в слежке за офлайн-покупками, компания Mastercard передавала Google данные по владельцам банковских карт.


Смартфон и анонимность несовместимы: Android-устройства в среднем отправляют на серверы Google 4,4 Мб данных — в шесть раз больше, чем передают смартфоны Apple. Большую часть данных Google собирает именно тогда, когда владельцы Android-смартфонов никак не используют устройства.

Поисковая машина Google непрерывно учится: каждое действие пользователя анализируется и используется для улучшения поиска либо иных сервисов компании. Так мы формируем инструменты корпорации, а потом они уже влияют на нас, когда накапливают такие огромные массивы данных, что превращаются в мощнейших субъектов на рынке торговли пользовательскими данными, о работе которого в России можно прочитать в исследовании журнала РБК.

Принципиально важным для IT-корпораций по типу Google или «Яндекс» является победа в битве браузеров, ведь именно он является финальным элементом в монетизации всей рекламной цепочки.

Если пользователь предпочёл, например, браузер от «Яндекс», то именно «Яндекс» будет получать максимальные доходы от путешествий такого клиента по сети (браузер «заточен» под сервисы корпорации и показывает пользователю ту рекламу, на которой корпорация зарабатывает).

В июле 2018 года «Яндекс.Браузер» занимал 23,4 %, тогда как Google Chrome контролировал 44,6 % рынка десктопных браузеров в России. Mail.Ru от своего браузера «Амиго» отказалась — попытка его агрессивного навязывания не вызывала у пользователей ничего, кроме неприятия и отвращения.

Справка: интернет-луддизм
Растущий рынок интернет-рекламы и гигантские аппетиты корпораций не могли не вызвать противодействия со стороны тех, кто не желает смотреть на всплывающие окна рекламы и мириться с баннерами на сайтах. Ещё в начале 2000-х был создан плагин для браузера Firefox, блокировавший рекламу на сайтах.
К началу 2017 года примерно 11 % интернет-пользователей блокировали рекламу. Это владельцы более 600 миллионов устройств — как мобильных устройств (их доля составляет 62 %), так ПК. В 2015 году убытки рекламной индустрии от блокировщиков рекламы составили 22 млрд долларов.


Сила действия равна силе противодействия: стоило только корпорациям и рекламодателям «пережать» на рынке интернет-рекламы, как практически сразу же оказалось, что резьба сорвана и пользователи стали активно блокировать навязчивые объявления.
Однако как только количество тех, кто пользуется блокировщиками, достигло значений в десятки миллионы человек, разработчики данных приложений поддались соблазну и вместо борьбы с распространением интернет-рекламы предпочли контролировать её.
Так, AdBlock Plus ещё в 2011 году запустил программу «Приемлемой рекламы», внедрив в свои программы включённую по умолчанию опцию «Разрешить ненавязчивую рекламу». Фактически разработчик решил зарабатывать на лени своих пользователей — не все любят копаться в настройках без лишней необходимости. Сама же компания начала сотрудничать с Google как главным мировым продавцом рекламы, а после и вовсе стала обманывать пользователей и пропускать часть объявлений. Спустя 5 лет, то есть в 2016 году, AdBlock Plus решился самостоятельно продавать медийную рекламу, став посредником в её продаже (ранее компания её блокировала). Бизнес-схема AdBlock Plus выглядит примерно следующим образом: сайты получают 80 % доходов от показов рекламы через Acceptable Ads Platform. Остальные 20 % достаётся рекламной бирже и её партнёрам. Adblock Plus получает 6 % от продаж.


Деньги в очередной раз победили борьбу с рекламой. Впрочем, AdBlock Plus уверяет, что её программы блокируют 92,7 % интернет-рекламы.
Естественно, компания Google изначально не испытывала какой-либо радости от подобной активности блокировщиков рекламы и сама возглавила процесс борьбы. Ещё в июне 2017 года корпорация объявила о том, что её браузер Chrome начнёт блокировать низкокачественные объявления и присоединилась к Coalition of Better Ads — коалиции, занимающейся разработкой стандартов рекламы. Данная организация выделила 55 типов рекламы и решила блокировать 9 из них. Как утверждают в AdBlock Plus, блокировщик Google блокирует всего 16,4% объявлений.
По пути Google пошёл «Яндекс» — компания сделала свой одноимённый браузер на основе движка Chromium, интегрировала в него свои сервисы и блокировщик рекламы Adgurd, который пропускает одобренную «Яндексом» рекламу. «Яндекс.Браузер» теперь в среднем скрывает по 90 тыс. баннеров в день, а не 3,5 млн, как раньше (встроенные рекламные фильтры пропускают нераздражающую рекламу).
Отдельно борются с рекламой и другие гиганты IT: Facebook периодически меняет настройки, что на время дезориентирует блокировщики. В третьем квартале 2016 года корпорация заблокировала блокировщики рекламы и добилась роста своей выручки на 18%.

А когда в конце «нулевых» в массовой продаже появились смартфоны Apple, то Google выпустила на поле боя свой засадный полк в виде ОС Android, где вся работа операционной системы зависела от сервисов Google.

К началу 2018 года iOS и Android на двоих занимали 99,9 % рынка мобильных операционных систем. Причём зелёный робот уверенно доминирует: в 2017 году было продано 1,32 млрд смартфонов с Android (85,9 % от общего количества) и около 215 млн смартфонов iPhone (14 % проданных смартфонов). В перспективе Android, вероятно, на некоторое время станет безальтернативной мобильной ОС — iOS продолжает терять своих пользователей.
Android и смартфоны стали для корпорации отдельным бизнесом. Операционную систему корпорация купила примерно за 50 млн долларов, но, как стало известно в ходе судебного спора между Google и Oracle, с 2008 по начало 2016 года Google заработала на Android 31 млрд долларов, из которых 22 млрд составила чистая прибыль. Впрочем, Apple на продаже своих смартфонов зарабатывает ещё больше — уже в 2011 году продажи iPhone приносили яблочной корпорации доход, сопоставимый с семилетним доходом Google от Android.
Главные источники заработка Google на мобильном рынке, помимо рекламы, — это 30%-ная доля с продаж через Google Play и лицензионные отчисления с производителей мобильной электроники за установленные сервисы Google. В бесплатной версии Android — AOSP — корпорация запрещает установку своих сервисов, что лишает ОС значительной доли функциональности (именно AOSP используют китайские производители смартфонов на рынке КНР — там нет нужды в сервисах Google). В 2014 году корпорация и вовсе ужесточила требования к производителям, установила единообразный порядок того, как должны выглядеть её приложения на Android-устройстве, и увеличила количество обязательных приложений с 9 до 20. Это, правда, дорого обошлось Google в последующие годы.

Магазины приложений — App Store от Apple, Google Play и Steam от Valve — берут с продаж не просто десятину, а 30 %, не предоставляя взамен никаких особых преимуществ для известных компаний, кроме размещения их программы на главной странице магазина. Поэтому в 2018 году тенденцией в сфере электронной дистрибуции стало нежелание крупных разработчиков размещать свои программы в цифровых магазинах. На ПК крупные игровые издатели распространяют свои игры в обход Steam, а компания Epic Games, разработчик необычайно популярной игры Fortnite (к середине 2018 года она принесла студии 1 млрд долларов только за счёт микротранзакций), отказалась размещать свою игру в Google Play и App Store.

AdWords, AdSense и PageRank с ОС Android, браузером Chrome и YouTube позволили корпорации создать замкнутый цикл рекламы на всех платформах и во всех видах — от баннера и поисковой выдачи до видео в чьём-то авторском ролике. Благодаря Chrome и клиенту YouTube корпорация полностью контролирует своих пользователей, регулируя объёмы потребления ими рекламы. Это помогло Google устранить практически всех своих конкурентов, но в то же время породило новых, куда более могущественных врагов — это государства в лице их антимонопольных и налоговых органов.


Amazon и Apple преодолели 1 трлн долларов капитализации летом 2018 года. Alphabet к середине сентября 2018 года стоила 808 млрд долларов, а Facebook и вовсе оказалась «хромой уткой», потерявшей только за 1 летний день 24 % капитализации. Из компаний-триллионеров хуже всего дела у Apple — она производит электронику, тогда как Amazon — это огромный интернет-рынок, а Alphabet — фантастических размеров рекламная компания, так что материнская компания Google имеет все шансы вырасти до 1 трлн долларов.

Справка: дебет и кредит Alphabet


Главная статья доходов материнской компании Google — продажа рекламы. За первый квартал 2018 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года Alphabet увеличил выручку от рекламы на 24 % — с 21,4 до 26,6 млрд долларов.
Главная статья расходов — покупка новых дата-центров для Google и YouTube, наём новых сотрудников и покупка трафика.
Alphabet платит Apple за то, чтобы на iPhone в качестве поисковика по умолчанию стоял Google (в 2018 году поиск по умолчанию на iOS обошёлся Google в 9 млрд долларов, а в 2019 затраты вырастут до 12 млрд долларов), однако из-за этого приходится делиться с Apple рекламными доходами: когда пользователь видит платную рекламу через Safari, то 75 % доходов от рекламодателя достаётся Apple. На покупку трафика Alphabet расходует 22 % рекламной выручки, только так корпорация сможет дальше наращивать свои рекламные доходы.

Антимонопольные органы интересовали механизмы, с помощью которых Google смог стать гигантом интернет-рекламы, а налоговая заинтересовалась вопросами уплаты налогов.
В середине 2016 года Федеральная антимонопольная служба России оштрафовала Google почти на полмиллиарда рублей по делу об ограничении конкуренции на рынке мобильного программного обеспечения. В ФАС на Google пожаловался российский «Яндекс».
Однако наибольшие проблемы у Google возникли с Евросоюзом. В 2017 году Еврокомиссия оштрафовала корпорацию на 2,4 млрд евро за злоупотребление своим положением в сервисе с покупками. Google демонстрировал пользователям результаты запросов в «Google Покупки», искусственно опуская в выдаче поиска сайты конкурентов сервиса. А в 2018 году компания побила свой же антирекорд по штрафам: Еврокомиссия выписала Google предписание на сумму в 4,3 млрд евро. Очередной штраф корпорация получила опять же за «использование антиконкурентных практик».
? Во-первых, компания обязывала производителей смартфонов на базе ОС Android предустанавливать на них продукты Google.
? Во-вторых, Google специально приплачивала производителям и мобильным операторам, чтобы они устанавливали только их поисковик.
? В-третьих, компания запрещала использовать те версии Android, которые появились на базе открытого кода операционной системы.
По словам еврокомиссара по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер, Google использовала Android как инструмент для установления полного доминирования своей поисковой системы. «Эти действия лишили конкурентов возможности развиваться и соперничать друг с другом», — заявила Вестагер.
Налоговые органы Великобритании лишили Google 185 млн долларов. Впрочем, до «рекорда» Apple, которой пришлось перевести 14,3 млрд евро на специально созданный правительством Ирландии депозитный счёт в качестве компенсации за неоправданные налоговые льготы, Alphabet далеко.
Но наибольшей проблемой для Google являются не штрафы, а министерство торговли США, которое в 2018 году начало размахивать томагавком торговой войны с Китаем. Под ударом оказался китайский производитель смартфонов ZTE, которого на время лишили права выпускать гаджеты на базе Android с полупроводниковыми компонентами от американской корпорации Qualcomm. Запрет касался не столько самой операционной системы (она является ОС с открытым исходным кодом), сколько сервисов Google, отсутствие которых делает смартфон непригодным к использованию на мировом (но не китайском) рынке, ведь если нет сервисов Google, то не работает и YouTube со множеством других приложений. ZTE пришлось пойти на большие жертвы и унижения для возобновления выпуска своей продукции, но винить в произошедшем компании стоит скорее не США, а самих себя — слишком высокой была зависимость ZTE от американской продукции.
Подобное злоупотребление монопольным положением и превращение интеллектуальной собственности Google в средство для замедления научно-технического прогресса может привести к единственно логичному последствию: китайские IT-корпорации рано или поздно создадут альтернативы как Android, так и сервисам Google, лишив его монополии.

Китайский интернет-поиск — это вотчина местных компаний, которые контролируют свыше 90 % интернет-рынка страны. Доля Google (доступен в Гонконге) и Bing от Microsoft колеблется в пределах 5 %.
В Китае позиции Google крайне слабы — китайские компании создали альтернативные сервисы, которые работают в рамках местного правового поля и соблюдают требования цензуры. Google в 2010 году отказалась работать в условиях цензуры и закрыла свой китайский поисковый сайт. Но в середине 2018 года в СМИ начали просачиваться данные о том, что корпорация намерена вернуться на китайский рынок: создаёт чёрный список поисковых запросов и приспосабливает свои сервисы к китайским реалиям. Впрочем, кому в КНР нужен Google при наличии местных сервисов, неясно. Но корпорации безразличны требования цензоров, главное — вернуться на китайский рынок.
А вот в России Google чувствует себя куда увереннее, но покорить российский поиск так, как это удалось сделать с десятками стран мира, у Google не вышло — поисковик корпорации вынужден конкурировать с «Яндексом». Google и «Яндекс» поделили российский рынок поиска примерно поровну, а на мобильном рынке (после вмешательства ФАС) дела у «Яндекса» идут даже немного лучше, чем у его американского конкурента.

В середине августа 2018 года «Яндекс» впервые обошёл Google по доле поисковых запросов на устройствах с разработанной Google операционной системой Android. «Яндексу» помогли запуск голосового помощника «Алиса», появление окна выбора поиска по умолчанию в результате соглашения с ФАС и предустановка сервисов компании на новых устройствах.
Сама же компания во многом похожа на Google по схемам монетизации, единственное существенное различие между ними — региональный характер «Яндекса».
90 % дохода «Яндекс» получает от рекламы, в 2017 году компания заработала на ней 87,4 млрд рублей (72,6 млрд годом ранее). Но количество кликов и средняя цена на них у компании медленно падают с конца 2015 года. Она активно ищет новые форматы рекламы, в частности, появилась платформа «Яндекс. Дзен», где авторы могут размещать свои статьи и получать за это гонорары благодаря рекламе.
Заодно «Яндекс» в 2017 году совершил очередной рывок в освоении рынка извоза в России — объединился с Uber в странах СНГ, а в 2018 году выпустил свою умную колонку и вложился в разработку системы умного дома. Из проблем у «Яндекса» — убытки от украинских санкций в сумме 393 млн рублей. Впрочем, в 2017 году чистая прибыль Яндекса выросла на 29 %, равно как и продолжила уверенный рост в последующих кварталах.

В целом компания, конечно, зарабатывает меньше, чем Google или Facebook, но и масштабы у неё меньше, впрочем, «Яндекс» весьма твёрдо стоит на ногах. Ещё одна интересная особенность «Яндекса» в том, что компания всё ещё ищет себя в различных секторах интернет-экономики: создаёт маркетплейсы вместе со Сбербанком, выпускает умные колонки с «Алисой», которую учит разным языкам, и даже готовится к выпуску своего смартфона.
К чему приведёт каждый из экспериментов «Яндекса», сказать сложно. Возможно, «Яндекс» сможет создать на базе своего «Яндекс. Маркета» русский аналог американского Amazon в противовес AliExpress Russia, который создают Alibaba Group, Российский фонд прямых инвестиций, «МегаФон» и Mail.Ru Group.

Неясно, чем закончатся эксперименты «Яндекса» с электроникой, но компания делает на российском интернет-рынке то, что не желают делать иностранные компании. Например, русскоязычный голосовой помощник действительно оказался удобным и стал массовым. Однозначно никакие эксперименты «Яндекса» в цифровом секторе экономики не смогут погубить компанию, пока она может зарабатывать деньги на рекламе в интернете.

Экономика дружбы
Следующий за поисковиками огромный пласт интернет-экономики — это социальные сети, в первую очередь транснациональный Facebook, а также российские «ВКонтакте» и «Одноклассники».
Facebook не была первой в мире социальной соцсетью, но именно Facebook удалось стать действительно всемирной (кроме Китая, конечно) и подлинным феноменом.
Продолжение здесь

IMHOclub.by
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +63
  • Нравится
ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Мировые новости
Меркель и Зеленский заинтересованы в выполнении минских соглашений
Берлин и Киев при этом высказывают приверженность сотрудничеству в рамках нормандского формата.

Штрафы, мессы, гендер и Цезарь: любопытные факты о выборах в Европарламент
Ирландия сместила выборы в Европарламент ради мессы, а Эстония полностью перешла на электронное ...

Со слезами на глазах: премьер Британии Тереза Мэй объявила об отставке
Такое заявление ее вынудили сделать недовольные обновленным соглашением по Brexit однопартийцы.

"Любовные" манипуляции Меган Маркл раскрыты
О тонкостях отношений в королевской семье рассказала актриса, которая сыграла герцогиню в киноленте ...

Не для зануд. Каким получился "Аладдин" от Гая Ричи?
Неровный, будто в спешке сделанный ремейк "Аладдина" при всех своих недостатках дарит два часа ...

Настя Каменских стала женой Потапа
Пользователи социальных сетей поздравили звездную пару и восхитились свадебным видео.

Глава Белорусского металлургического завода покинул свой пост
Сотрудники предприятия проводили Анатолия Савенка аплодисментами.

Валютные торги: евро взял реванш
На последних торгах недели национальная валюта укрепилась по отношению к доллару и российскому ...

В Беларуси предлагают обсудить изменение тарифов на риелторские услуги
Соответствующий проект постановления Совмина "О тарифах на риэлтерские услуги и порядке их оплаты" ...

"Тут были наши грядки". Какие планы у застройщиков на Долгиновский тракт?
Конкретного плана застройки этого участка города еще нет, но местные жители уже грустят о привычном ...

Анфимов о проблемах в лесной отрасли: само не рассосется
Больше чем на миллион кубометров увеличились складские запасы древесины за три года, в том числе ...

Беларусь и Россия вместе очистят "Дружбу" до польской границы
Минск помог России нивелировать ""не совсем последовательные" действия Польши в ситуации с ...