Либертарианцы: странная свобода » mogilew.by
 

Либертарианцы: странная свобода

Либертарианцы: странная свобода


Оружие пиара и вооруженный пиар
В РФ действует немногочисленная, но весьма активная Либертарианская партия. В Беларуси пока такой партии нет, но уже существуют соответствующие инициативы.
Недавно поклонники «совсем свободного рынка» заявили о себе и террористическими методами. По одной из версий, схожих взглядов мог придерживаться «лубянский стрелок», убивший 19 декабря 2019 года двух сотрудников ФСБ в Москве и ранивший еще пятерых человек. А 1 января 2020 года уже в Беларсуи некий молодой человек, уроженец Сморгони, бросил «коктейль Молотова» в Верхнедвинский РОВД. А затем ранил ножом двух задерживавших его сотрудников милиции.
На сегодня в прессу уже просочились сведения и о личности 18-летнего подозреваемого, и о его политических взглядах. Ведь за сутки до происшедшего «верхнедвинский поджигатель» опубликовал в социальных сетях свой «манифест».
Либеральные СМИ уже перечисляли многие пункты его эклектического мировозрения — приверженность идеям меритократии, ноократии, социал-дарвинизма, секуляризма и многое другое. Но перечисляя некоторые достаточно экзотические термины, при этом упустили из виду другое — совершивший нападение на милиционеров признавал себя и «частичным сторонником либеральных и либертарианских идей». Странная «забывчивость», не правда ли?
Так что такое либертарианство? И какова его специфика в нашем регионе?
Либертарианцы против либертариев
Нет нужды подробно расписывать историю возникновения этого учения и его крупнейших «мэтров». В век Интернет каждый желающий может сделать это с помощью того или иного поисковика. Но стоит отметить, что современная классификация в виртуальных справочниках вносит определенную путаницу. В частности, в ней речь идет о «правом» и «левом» либертарианстве, к нему же почему-то относят и либертарный (свободный) социализм.
На самом деле либертарианство принципиально отличается от анархизма и схожих с ним социалистических и коммунистических учений. И однокоренное и прекрасное слово «либертад» («свобода») никого не должно тут вводить в заблуждение.
Анархисты часто в качестве синонима используют и другие обозначения — «безвластники», «безначальцы», либертарии. Но не следует путать либертариев и либертарианцев. Термин «либертарианцы» используется как раз для отделения рыночных антиэтатистов от анархистов — выступающих за всеобщее равенство и справедливость.
Впрочем, хотя в анархизме до сегодняшнего дня доминирует анархо-коммунизм и схожие тенденции социального анархизма, в его истории были и другие направления. Например, прудонизм или «мютюализм» предполагали мелкую частную собственность и товарный обмен. Но весьма и весьма регулируемый в общественных интересах. Только одиночки анархо-индивидуалисты могли выступать с откровенно рыночных позиций.
Но между любым анархическим либертарианцами есть и другие серьезные отличия. Во-первых, ведь «истинные» либертарианцы вовсе не требуют полного уничтожения государства. Равным образом, как и не признают его классовую природу. С их точки зрения, роль государства нужно просто ограничить, прежде всего — в сфере экономики. Анархисты всех фракций выступают за полное уничтожение любого государства.
Во-вторых, даже немногочисленные «рыночные» анархисты говорят, как правило, о мелкой индивидуальной собственности. Прокламировать наемный труд на крупных собственников, даже без государства, им все же не позволяет их антиавторитарная совесть. Либертарианцы таких этических ограничений не знают. Ведь базовый послы их теории — это не осуждение любого неравенства и эксплуатации, а поэтому — и государства.
Нет, они критикуют государство прежде всего за то, что оно якобы мешает установлению «справедливого» неравенства, «настоящего» рынка и конкуренции.
Во-третьих, если применять классический маркер «левых» как требование упразднения или ограничения частной собственности (права части общества на присвоение либо перераспределение всего общественного богатства), то сам термин «левые либертарианцы» просто лишен смысла. Право частной собственности является столпом либертарианской мысли — без всякого исключения.
Надо признать — если нет и не может быть «левых» либертарианцев, то вот «правые» анархисты если не тождественны либертарианской рыночной утопии, то достаточно ей близки.
Совковый либерализм
Помимо «австрийской», «чикагской» и прочих школ, сегодня можно говорить и о «советской» школе либеральной мысли. Которая по эклектичности и безрассудности теории и разрушительной практике обошла многих.
Даже в анархистской среде крушение государственного советского социализма сильно поспособствовало распространению либеральных установок. Например, некоторые теоретики Конфедерации анархо-синдикалистов СССР беззастенчиво искажали учение Михаила Бакунина, безосновательно интерпретируя его в духе горбачевского «рыночного социализма». Потом появился вообще сугубый экзот — Анархо-капиталистическая партия.
Что же, не удивительно, что такие «фрукты» стали столь бурно произрастать именно на постсоветской почве. Реставрации частного капитализма в СССР предшествовала массированная информационная артподготовка в пролиберальных изданиях и передачах типа «Литературной газеты», «Огонька» или программы «Взгляд».
И едва ли главным тезисом перестроечной пропаганды было прокламирование безусловной несостоятельности в сфере экономики всего государственного и общественного — и пропаганда невероятной «эффективности» всего рыночного и частного.
Доверчивого советского читателя-зрителя убедить в ущербности государственного было несложно — особенно когда этим занимались ведущие государственные СМИ. Вскоре курс на «рыночные реформы» открыто взял и сам ЦК КПСС.
При этом примерами бюрократических извращений манипулировали для дискредитации любых альтернатив капиталистической эксплуатации.
С того времени неолиберальный дискурс стал доминирующим во всех СМИ, кафедрах экономики и правительствах постсоветского пространства. И вот, спустя 30 лет, мы имеем результат — развал промышленности и спад экономики, перманентно пребывающей в состоянии кризиса, резкое сокращение социальных программ и гарантий, падение уровня жизни, по многим показателям опустившегося намного ниже 1990 года.
Но всему этому надо найти какое то оправдание. Попытки переключить социальную напряженность на межнациональные распри применялись в разных постсоветских республиках постоянно. Но вскоре этого стало явно недостаточно. Неолибералы все время также критиковали правящие режимы как «совков» или «непоследовательных реформаторов». Но сегодня делать это становиться все сложнее — практически во всех правительствах заседают самые настоящие рыночники и монетаристы.
И тогда начинает популяризироваться новая «чисто рыночная» утопия — либертарианство.
Что еще может решить рынок?
Скажем, можно ли упрекнуть в недостаточном антикоммунизме экс-президента Украины Петра Порошенко и его правительство? Очень сложно. И вот его сменяет команда «Слуг народа», чуть ли не официальной идеологией которых является либертарианство. При этом правящий класс получает сразу двойное подспорье. Моральное — в формате сеющей новые надежды утопии. И материальное, в виде распродажи едва ли не последнего ресурса многострадальной Украины — земли.
В других постсоветских республиках вопрос об ребрендинге идеологии также стоит весьма остро.
Знамя неолиберализма, к тому же ныне весьма далекого от классических либеральных ценностей, изрядно поистрепалась. Сами идеи — порядочно дискредитированы фактическим провалом неолиберального проекта на постсоветском пространстве.
Власти при этом пытаются подправить дело консерватизмом и дозированным впрыскиванием национализма. Этим же, в разных вариациях, занимается и оппозиция — в зависимости от коньюктуры в том или ином постсоветском государстве. Но после событий в Украине у национал-консервативной альтернативы возникают определенные проблемы. И вот тут то либертарианство начинает играть важную роль.
Как это работает? Важной особенностью либератрианской идеологии является ее псевдоновизна и радикализм. Не помогли прежние «рыночные» рецепты? Так это потому, что реформы были недостаточно решительны. Нужно вообще убрать государство отовсюду — и тогда уже точно «рыночек все порешает».
На Западе, богатейшей цитадели капитализма, тоже кризис? Во Франции «желтые жилеты» бунтуют и продолжается всеобщая стачка? Так это потому, что нигде в мире нет настоящего «свободного рынка». Уберите налоги, любое социальное регулирование и все профсоюзы — и вы увидите, как все расцветет.
Непременный спутник капитализма — коррупция? Так запретим чиновникам вмешиваться в экономику, и тогда взяток вообще не будет. Набор подобных популистских постулатов достаточно большой.
Но все их можно свести к одному: «Долой государственное и общественное регулирование! Вся и вся — частнику!»
На самом деле, в этом нет ничего нового. «Тех же щей — да погуще лей». Это как если бы доктор прописал пациенту лекарство, а ему от этого стало хуже. У больного уже начались судороги, а эскулап вместо отмены ядовитого снадобья призывает увеличить его дозу.
При этом прямую популярность либертарианских идей не следует преувеличивать. Например, в России по опросам из всех предлагаемых идеологических номинаций либератрианство набирает наименьшую поддержку. Но побочный эффект от воздействия такого рода идей — нельзя сбрасывать со счета.
Опасная утопия
По Беларуси такие данные не известны. Однако популяризация соответствующей идеологии, разумеется, ведется. Ранее крупнейшим проповедником либертарианства вплоть до введения частных денег был журналист-«экономист» Ярослав Романчук, в 2010 году выступавший в качестве кандидата в президенты РБ от партии ОГП. Ныне центр пропаганды стало модно переносить в интернет-каналы, такие, как Telegram.
Состав белорусских «либертарианцев» очень пестрый. Например, действующая в Гомеле группа старается привлечь под свои знамена ортодоксальных «сторонников СССР». Они также известны как «суверены» или «живые люди».
Каким образом последователей СССР-БССР можно совместить с идеями крайнего капитализма? Но в наше время электронных манипуляций нет ничего невозможного. Да и собственно говоря многие «суверены» являются приверженцами «гражданства СССР» прежде всего, что бы отказать в легитимности ныне существующим властям. На основании незаконности развала Советского Союза они считают для себя необязательными решения нынешних судов, полномочия милиции-полиции, уплату налогов и так далее.
Среди «суверенов» — немало мелких предпринимателей, недовольных властями и последствиями глобализации. В определенном смысле «живые люди» похожи на старообрядцев или религиозные секты в Российской империи, отказывавшиеся от податей и подчинения государству под предлогом того, что оно со времен Никона стало служить «Антихристу».
Конечно, либертарианская версия отражает и последние изменения структуры производства, общества и наемного труда. С развитием информационных технологий и появлением большего количества фрилансеров меняются условия и на рынке труда. В глазах некоторых из них наиболее привлекательным выглядит абсолютный «фри маркет» — без государственных гарантий и профсоюзной защиты. При этом ввиду низкого уровня классового сознания и самоорганизации у прекарных работников не все из них понимают, что такой либеральный капитализм более выгоден их работодателям, чем им самим.
Идеология либертарианства достаточно всеядна, и может собирать вокруг себя весьма противоречивые элементы. От крайне правых, ныне переименовывающихся в «альтрайты», до бывших ультралевых. С учетом растущей популярности в России левой идеологии среди молодежи, такой постмодерн может быть весьма полезен олигархии и глобалистам.
С одной стороны, либертарианство, как нечто новое и радикальное, может нравиться и нонконформистки настроенным молодым людям. С другой стороны — такое псевдобунтарство совершенно не угрожает истеблишменту. Такого рода «революционеры» только отводят энергию протеста в безопасное русло. И более того — даже укрепляет позиции правящего класса, зачастую сами того не подозревая.
Сегодня ряд действующих в США либертарианских фондов проявляют интерес и к постсоветскому пространству. Между прочим, в числе прочего вынашиваются планы и покупки на том или ином континенте территории для основания «Свободного государства».
Представим себе — как могло бы выглядеть такое сообщество в реальности? Благие идеи и стройные теории — это одно. Практика — совсем другое. Возможно ли благоденствие бесконечных мелких собственников, расцветающих в условиях «настоящего» рынка без всякого вмешательства государства?
Только в фантазиях теоретиков и пропагандистов. Даже при идеальном старте «с нуля», что уже само по себе нереально, гармонии «свободных частников» ожидать не приходится. Конкуренция очень скоро разорила бы одних, и обогатила бы — других. Проигравшие рыночную гонку опять стали бы бесправными пролетариями и безработными. При этом государство, лишенное социальной составляющей, не гарантировало бы им даже минимальной защиты.
Сам же государственный аппарат никуда бы не делся — но только бы усилил свои репрессивные функции в интересах крупных собственников. Зато государственная организация начисто бы утратила свойства общественного регулирования и сохранения гарантий для большинства, включая беднейшие слои населения.
О том, что идеи либертарианцев хорошо совмещаются с диктаторскими полуфашистскими замашками, может служить пример хотя бы современной Бразилии.
В правительстве Жаира Болсонару, крайне правого президента этой страны, где власть корпораций и латифундистов покоится над зияющей пропастью массовой нищеты, входит несколько видных либертарианцев. Министром экономики стал чикагский мальчик Паулу Гедес. Но поскольку Болсонрару пришел к власти в результате многочисленных фейков и манипуляций, парламентского большинства у него нет. Тогда Либертарианская партия NOVA вступила с президентской партией и другими группировками в парламентский блок «Свободного рынка» для поддержки ультраправого президента.
Схожую популистскую риторику использовал и Иван Дука, президент Колумбии, где «парамилитарес» убивают социальных активистов и несогласных по нескольку десятков в месяц.
В современном либертарианстве и в близких ему тенденциях имеются разные школы. Последователи Айн Рэнд, например, критически относятся к консервативным силам. Но вот один из гуру фанатиков «свободного рынка» Фридрих фон Хайек, трижды посещая Бразилию, положительно высказывался о союзе с традиционалистами и клерикалами. И теперь экономические «свободы» в этой крупнейшей латиноамериканской стране будет проводить президент, оправдывающий применение пыток ради эффективности реформ.
Иные теоретики либертарианцев любят много говорить о резком возрастании роли местных общин, «комьюнити». С обязательным добавлением фраз про «прямую демократию» и прочее. Внешне выглядит привлекательно. А как будет на деле?
Безусловно, за развитием общественного самоуправления, на основе «цифровой демократии» — будущее человечества. Но это возможно только на основе модели подлинного социализма. При «безгосударственном капитализме» все механизмы участия и технологии служить все тому же Мамоне.
Реальная, а не декларируемая власть в «либертарианских» территориальных сообществах окажется у местечковых олигархов и глобальных корпораций, а отнюдь не у сбора мелких фермеров или торговцев.
Даже если у них в руках будет по «стволу» — либератрианцы ведь выступают за полную свободу торговли оружием (как и за легализацию наркотиков и проституции). Личные армии крупных собственников и кампаний, ЧОПы, ЧВК и тому подобные частные силовые структуры, да и обычные ОПГ будут гораздо более весомым фактором, чем любое индивидуальное вооружение.
При этом нам не надо ходить далеко за примерами. Лихие 90-е, когда государство резко сбросило с себя бремя социальной ответственности и просто общественной безопасности, еще у многих свежи в памяти. Равно как и тогдашний «распил» собственности и абсолютно «свободный», но блошиный рынок.
Разумеется, в полной объеме либератрианская утопия вряд ли может быть реализована в ближайшее время. Но как средство манипуляции, облегчающее истэблишменту дальнейшее разрушение социальной сферы, применяется уже сейчас. И кажется, будет использоваться и дальше с нарастающей интенсивностью.
IMHOclub.by
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Новости