«Нам очень жаль, но мы вас ограбим» » mogilew.by
 

«Нам очень жаль, но мы вас ограбим»

«Нам очень жаль, но мы вас ограбим»
Святослав Князев

В провинции Британская Колумбия в острую стадию переросло противостояние между местными индейцами и заручившимися поддержкой канадского правительства энергетиками. Акции в поддержку народа ветсуветен, захват земель которого пытаются осуществить канадские власти, идут по всей стране. Силовые структуры Канады тем временем взяли штурмом лагерь индейцев и произвели в нем серию арестов.
Подразделения Канадской королевской конной полиции с использованием бронетехники, вертолетов и служебных собак напали на лагерь коренных американцев. Семеро индейцев, включая трех женщин-вождей ветсуветен, арестованы.
«Аресты нас не пугают. Правоохранительные органы нас не пугают. Колониальные суды нас не пугают. Мы все еще здесь. Мы всегда здесь. Это еще не конец», – говорится в заявлении активистов племени, которое цитирует британская Guardian.
Судя по всему, до завершения конфликта далеко. Причем канадское правительство настроено серьезно. В конце 2019 года в прессу попали выдержки из инструкции Канадской королевской конной полиции по репрессиям против индейцев. Сотрудникам спецслужбы разрешено было использовать против коренного населения бронетехнику, авиацию, катера и снайперов. Прибегать к насилию против ветсуветенов они имеют право в тех пределах, в каких посчитают нужным. С целью давления на индейцев предлагается также отбирать у них детей. Чтобы избежать внимания общественности, место проведения операции силовики собирались сделать «информационной зоной отчуждения».
В этом деле у канадских властей – ничего личного, только бизнес. На кону инвестиционный проект стоимостью около 5 млрд долларов – трубопровод компании Coastal GasLink, предназначенный для транспортировки газа на западное побережье страны.
Однако у местных властей Британской Колумбии, лоббирующих проект, есть одна серьезная проблема – территории, по которым планируется пустить 670-километровую трубу, никогда юридически не были присоединены к Канаде и оказались в составе провинции как бы «по умолчанию». Активные споры вокруг их статуса продолжаются уже несколько десятилетий, и пока что ни к чему не привели. С правовой точки зрения что-либо возразить индейцам по существу канадские власти не могут, но и договариваться, по всей видимости, не хотят.
Нужно признать, что в исторической ретроспективе положение индейцев в Канаде было несколько лучше, чем в соседних Соединенных Штатах. Огромные труднодоступные территории, сравнительное небольшое количество переселенцев, союзничество британцев с коренным населением в войнах против США – все это снижало уровень напряженности между индейцами и пришельцами. Более того, индейские воины, терпевшие поражения в боевых действиях против американской армии, зачастую даже уходили (на время или навсегда) «за северную границу».
Разнообразные конфликты с коренным населением в Канаде, конечно, имели место, однако общее напряжение все же уступало американскому. Канадские власти еще в конце XVIII столетия взяли курс на ассимиляцию индейцев, и придерживались его достаточно успешно. Коренное население склоняли к работе в сфере сельского хозяйства и оседлому образу жизни. Тех же, кто хотел жить, как предки, постепенно ограничивали в правах. В частности, индейцам, считавшимся «дикими», запрещали оформлять иски и давать показания в судах. Фактически они могли стать жертвой любого преступления со стороны белых, их права никто не защищал. В дальнейшем канадские законы запретили также ряд индейских праздников, ритуалов, танцев и даже элементы национальной одежды (причем такого рода нормативные акты принимались в «просвещенном» ХХ веке).
Хоть и позже, чем в США, власти Канады столкнулись с проблемой индейской племенной земли.
С «цивилизованными» индейцами, интегрированными в канадское общество, дело обстояло просто – получая права подданных британской короны, они лишались племенных привилегий и распоряжались только участками, на которых находились принадлежавшие им фермы.
Племена же, хоть и не имели тех прав, которыми пользовались белые, зато владели землей своих предков и приобретали специфический квазигосударственный статус. Массовый отбор у них охотничьих угодий мог быть чреват тотальной войной, которая бы обошлась Канаде слишком дорого. Поэтому по отношению к сохранявшим изначальный образ жизни народам стали применять метод «кнута и пряника». С одной стороны, их земли постепенно захватывали, применяя силу в локальных стычках, с другой – убеждали в выгоде от уступок белым дипломатическим путем. Все это вылилось в подписание семи масштабных договоров между индейцами и британской короной, по итогам которых ряд народов уступил Канаде свои земли и согласился на проживание в резервациях, получая взамен от правительства дотации в деньгах и натуральной форме.
В ХХ веке процесс ассимиляции индейцев, как в резервациях, так и за их пределами, стал еще более интенсивным, чем ранее. Если в 1950-е годы английский был родным всего для 15% коренного населения, то в 1980-е – уже для 60%. Индейских детей массово изымали и передавали на усыновление белым семьям. В 1994 году власти Канады формально извинились за свою политику в отношении коренных народов, однако реальные их проблемы решать не торопились.
Одной из таких проблем и стали, собственно, земли «свободных» индейских народов. Дело в том, что в XIX столетии колониальные власти подписали договоры далеко не со всеми индейцами. Целый ряд племен, живших в отдаленных местах на не представляющих острого интереса для белых поселенцев землях, трогать не стали. Потом эти территории по умолчанию пририсовали на карте к Канадскому доминиону, однако с юридической точки зрения данные действия были, мягко говоря, сомнительны.
Свободные племена формального согласия на вхождение их земель в состав Канады не давали. Соответственно, оснований для установления канадскими властями над их территорий своего суверенитета – не было, и нет.
В 1973 году канадский суд частично признал земельные права проживающего в Британской Колумбии народа нишга, который не подписывал договоров с британской короной. И вскоре канадско-индейский конфликт вышел на новый уровень. Если иск нишга имел во многом умозрительный характер, то в 1984 году у индейцев возникли вполне конкретные претензии к чиновникам и политикам. Власти Британской Колумбии разрешили вырубку деревьев на землях гитксанов и ветсуветенов, также не заключавших никаких договоров о вхождении в состав Канады. Племенные вожди возмутились и обратились в суд. Они потребовали признания своей юрисдикции над 58 тыс. квадратных километров территорий и выплаты компенсаций за неправомерное использование их земли. Подготовка документов и рассмотрение дела растянулись на годы. В 1991 году местный суд отказал им по существу иска, однако шесть лет спустя Верховный суд отменил это решение и вынес туманный и неоднозначный вердикт. Права индейцев на землю признавались, но ограничивались интересами государства. Было заявлено, что истцы не доказали наличие оснований для осуществления самоуправления. Но местные власти Британской Колумбии полномочий на ограничения земельных прав индейцев были лишены. Суд призвал стороны к дальнейшему диалогу, который, как мы видим, оказался не слишком продуктивным.
В 2014 году возник проект газопровода, идущего через территорию ветсуветенов (претендующих на 22 тыс. квадратных километров территории, которую Канада считает своей). Индейцы были против строительства, но их никто не захотел услышать. И ветсуветены перешли к активным протестам.
Маршрут строительства они перекрыли блокпостами. Власти ответили им бронетехникой и спецназом. Эффект получился как от удара по пчелиному улью палкой. Теперь действиями правительства возмущаются не только ветсуветены, но и индейцы, живущие по всей Канаде.
По большому счету официальная Оттава сама себя загнала в тупик. В эпоху активного колониализма на небольшой индейский народ просто махнули рукой. А потом, когда времена изменились, и индейские дела попали в поле зрения правозащитников и СМИ, договариваться с ними стало невыгодно.

Варианта у власти, по сути, всего два – ломать индейцев через колено в худших традициях прошлого, или попытаться все-таки заключить договор, пусть и не на самых удобных для себя условиях.

Пока что Оттава поступает неразумно, и идет по первому пути, подтверждая в очередной раз, что все разговоры о «демократических ценностях» для западных стран на самом деле – не более чем блеф. О правах человека можно легко забыть, когда раздается хруст банкнот...
«Столетие»
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +8
  • Нравится
ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Новости