«Путевые заметки» 1835 года Фадзея Булгарына як крыніца па гісторыі горада Магілёва » mogilew.by
 

«Путевые заметки» 1835 года Фадзея Булгарына як крыніца па гісторыі горада Магілёва

 

Фадзей Булгарын звычайна прыцягвае ўвагу даследчыкаў найперш як літаратар і публіцыст. Але ў яго творчай спадчыне ёсць надзвычай цікавы тэкст прысвечаны ў тым ліку і гісторыі нашага горада - «Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года». Вельмі цікавыя назіранні Ф. Булгарына за гарадскімі асяродкамі Усходняй Беларусі - Віцебскай і Магілёўскай губерняў. Неабходна адзначыць, што агульны тон апавядання Ф. Булгарына зусім не суцяшальны і далёка не кампліментарны для большасці гарадоў і мястэчак гэтых рэгіёнаў. Аўтар мастацкімі сродкамі падкрэслівае кантраст паміж маляўнічай прыродай краю ды занядбалымі гарадскімі паселішчамі:
«Посреди самой роскошной природы, между красными холмами, на берегах великолепных рек, в пышной зелени видны какие-то черные пятна. Это Белорусские города и села! Вся разница между деревней и так называемым местечком состоит в том, что в сем последнем хижины крыты не соломой, а деревом, по большей части неструганым, а просто щепленым, что в местечке есть великолепный католический костел или монастырь, несколько огромных корчем и что здесь толпы оборванных жидов месят грязь другого разбора, нежели в деревнях»[1, с. 194-195].
Праўда, для Ф. Булгарына існуюць і пазітыўныя выключэнні з гэтага сумнага правіла:
«Между этими черными пятнами светлеют два прекрасные города: Витебск и Могилев, и два местечка, похожие на города: Полоцк и Мстиславлъ. В губернских городах порядок, чистота, вид довольства и, что всего приятнее, много образованности»[1, с. 195].
Знешні выгляд Магілёва, чысціня яго вуліц, добраўпарадкаванне, дамы, велічныя храмы - ўсё прыводзіла ў захапленне падарожніка:
«Могилев. Что за прелесть этот город! Он лежит на крутом берегу Днепра, утопая в зелени садов. Улицы чисты, вымощены, не исключая одной улицы, где лавки и площади, где присутственные места, каменных домов почти нет в городе. Из частных каменных домов здесь нет таких больших и красивых, как в Витебске. Здесь всего 86 каменных зданий. Деревянных домов до 1900, но прдеместья, или лучше сказать, слободы, едва ли не обширнее самого города, который весьма невелик и состоит из двух главных, нескольких поперечных улиц и двух площадей. Одна из них превращена в публичное гульбище. Вокруг нее устроен бульвар, обсаженный прелестными тополями, а в середине английский садик. Деревянные домики все выкрашены и содержатся опрятно.
В Могилеве семнадцать каменных и одиннадцать деревянных церквей. Все каменные церкви, православные и католические, прекрасны, а некоторые великолепны. Здесь есть гимназия, уездное училище, семинария с подведомственным ей училищем. Жителей обоего пола здесь около 15850 душ. Учащихся в духовных училищах 505, в светских 554 человека» [1, с. 214].
Ф. Булгарын адзначаў, што магілёўскі клімат быў надзвычай спрыяльны для заняткаў садоўніцтвам, звярнуў наш падарожнік увагу і на вялікую разнастайнасць рыбнага багацця ў Дняпры, высокую урадлівасць мясцовых глебаў, ды прарочыў выдатныя перспектывы для развіцця гарадской і губернскай эканомікі ў будучым:
«Климат здесь прекрасный, здоровый и приятный. ...Все деревья растут здесь великолепно, сочно и при том долговечны. Жители любят садоводство. Плоды чрезвычайно вкусны и произрастают в изобилии. В Днепре много рыбы. Здесь ловятся осетры, а иногда и стерляди. Особенно вкусная рыба вырезуб (по-здешнему верозуб), которая водится только в системе вод, впадающих в Черное море. Рыба эта имеет клыки, похожие на человеческие зубы. Почва, как я уже выше сказал, чрезвычайно плодородная в большей части губернии. Днепр споспешествует торговле. Могилевская губерния может быть одною из богатейших, а Могилев одним из приятнейших городов в России» [1, с.215].
Адзначыў Ф. Булгарын высокую якасць мясцовай рамеснай вытворчасці і развітую структуру гарадскога гандлю:
«Здешние мещане искусно выделывают кожи, которые развозятся далеко по ярморкам. Могилевская юфть, подошвы и опойки славятся прочностью. О торговле должно то же сказать, что было говорено выше о Витебске. Лавки наполнены произведениями московских фабрик» [1, с.215].
Вельмі цікавыя назіранні зроблены аб канфесійных узаемадачыненнях у горадзе. Ф. Булгарын адзначае высокі аўтарытэт праваслаўнага архіепіскапа, ды адзначае, што пад час вялікіх праваслаўных святаў не толькі праваслаўная, але і каталіцкая эліта горада наведвала службы ў
Спаскім саборы, канстатуючы, такім чынам, адсутнасць ксенафобіі сярод мясцовага поліканфесійнага дваранства:
«Особенно поразили меня чрезвычайное уважение и преданность всех сословий, и даже католиков, к здешнему архипастырю. Во время архиерейского служения и в праздники высшее дворянство, русские и католики, спешат в русскую церковь и потом, с изъявлением уважения, в дом к преосвященному, единственно из любви к нему» [1, с.216].
Вельмі шмат увагі надае ў сваім апісанні горада Ф. Булгарын таксама і навучальным установам. Асабліва дэтальна і падрабязна ён характарызуе жаночы пансіён пані Савіч, які існаваў на той момант у сядзібе Піпенберг, ды адзначае высокую якасць адукацыі і адносна танны яе кошт для мясцовых маладых дваранак:
«Вместе с любимым и уважаемым начальником губернии ездил я в Пипенберг посмотреть одно из занимательнейших заведений, а именно женский пансион, содержимый г-жею Савич. Пипенберг, дача на берегу Днепра, находится в пяти верстах за городом, в самом очаровательном положении; построена была бывшим здешним генерал-губернатором Пассеком, а после принадлежала известному здесь Янчину (сыну знаменитого откупщика потемкинских времен), который подарил дачу главной квартире русской армии. Государь император позволил г-же Савич поместить здесь ее пансион, заслуживающий внимания и даже удивления во всех отношениях. Г-жа Савич, видя совершенный недостаток средств для образования девиц небогатых родителей, из чистого патриотизма завели пансион, в котором девицы за триста рублей ассигнациями в год обучаются всему тому, чему обучают в других местах за несколько тысяч рублей, и содержатся с необыкновенным попечением. Дети обучаются танцам, языкам французскому, немецкому, русскому, истории, географии, арифметике, рисованию, женским рукоделиям.
Комнаты чистые, сад обширный, стол здоровый и вкусный. Для присмотра есть гувернантки. Но сама почтенная г-жа Савич, как нежная мать, неутомима в надзоре и преподавании наук. К чести учителей здешней гимназии должно сказать, что многие из них обязались безденежно преподавать уроки в пансионе, который пользуется всеобщею доверенностью, и, очевидно, единственно для общей пользы» [1, с.217].
Ф. Булгарын з задавальненнем адзначаў высокую якасць выкладання і ўзровень ведаў мясцовых настаўнікаў мужчынскай гімназіі:
«Я нашел молодых людей ученых и образованных, которые могли бы везде занять профессорские кафедры. С удовольствием вспоминаю о преподавателях русской и латинской литературы» [1, с. 218].
Як само сабой зразумелую рэч адзначае наш падарожнік і вялікую колькасць змешаных шлюбаў у дваранскім асяроддзі Магілёва, а гэта, яшчэ раз паўторымся, дазваляе казаць аб адсутнасці канфесійнай напружанасці паміж прадстаўнікамі двух галоўных хрысціянскіх канфесій:
«Прожив недели две самым приятнейшим образом в кругу добрых, умных и образованных людей и милых, умных русских дам в замужестве за поляками и в кругу любезных, веселых полек, я выехал из Могилева» [1, с.218].
Падсумуем. Такім чынам, Магілёў, у тэксце Ф. Булгарына, выступае ідэальным горадам, якому няма роўных сярод астатніх гарадоў Усходняй Беларусі. Ён мае выдатнае добраўпарадкаванне, развітую структуру эканомікі, яго жыхары маюць магчымасць атрымоўваць высокаякасную адукацыю, а паміж імі, і праваслаўнымі, і каталікамі, пануе міжканфесійны мір і згода.
Літаратура
1. Булгарын Ф. Выбранае. - Мінск : «Беларускі кнігазбор», 2003.


А. В. Марзалюк
г. Магілёў, УК «Музей гісторыі Магілёва»

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Новости