Беларусь. Каменное зодчество XI—XIII вв. » Могилевский портал
Авторизация
 

Беларусь. Каменное зодчество XI—XIII вв.

 

Среди разнообразных деревянных построек, которые составляли основную застройку древних городов, выделялись своей красотой и размерами монументальные каменные сооружения. Архитектура - это та же летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни и предания, писал Н. В. Гоголь. Древние каменные сооружения созданы народом. В них находили отражение его творческие силы, его изобретательность, художественный вкус и понимание прекрасного. Памятники архитектуры рассказывают о событиях прошлого, о жизни и культуре наших предков.
Монументальная архитектура древних земель Белоруссии представлена почти исключительно постройками культового характера — церквами. Церкви возводили очень талантливые мастера. Внешний и внутренний вид этих сооружений должен был производить и производил на людей особо сильное впечатление.
Старинные церкви были не только культовыми, но и общественными помещениями. За их каменными стенами хранились богатства государственной казны, архивы, библиотеки. В общественных церквах-храмах и возле них происходили важные собрания горожан.
Монументальная древняя архитектура дает представление о строительном деле, строительных материалах XI—XII вв. Она свидетельствует об единстве культуры трех братских народов: русского, украинского и белорусского. В то же время она дает возможность проследить, как складывалась самобытная культура каждого из этих народов. Монументальные каменные сооружения служат венцом материальной культуры древних городов. Одним из выдающихся архитектурных центров был Полоцк.
Полоцкая София. Древнейшим достоверно известным каменным храмом Полоцка является построенный в середине XI в. Софийский собор на Верхнем замке. Полоцк — третий город Восточной Европы после Киева и Новгорода, в котором существовал такой собор. Сооружение Софийского собора связано с ростом политической роли города. Полоцкая София — одна из крупнейших храмов раннефеодального периода. В огромном величественном памятнике зодчества отражена сила и значение полоцких князей. Он являлся гордостью и святыней Полоцкой земли.
В научной литературе фигурирует два варианта плана реконструкции Софийского собора. На плане, предложенном К. Шероцким, собор имеет апсиды с восточной и западной сторон, что было -необычно для православных храмов56. И. М. Хозеров дал реконструкцию плана Полоцкой Софии в первоначальном виде без западных апсид5Г. После исследовательской работы Е. Ащепкова в Полоцкой Софии в 1947 г. некоторые ученые склонились к признанию существования в храме изна- начальных западных апсид 58.
Тем не менее еще в 1928 г. Н. Н. Щекотихии приводил веские дока-зательства, что западные апсиды являются поздней пристройкой 5Э.
В основе полоцкого Софийского собора лежит схема типичного кре-стовокупольного храма. Тип пятинефного сооружения, какими выглядят Киевская, Новгородскай и Полоцкая София, сложился в Константинополе и попал в обиход зодчества XI в. Восточной Европы. Однако пяти- нефная основа храма оказалась переосмысленной здесь и имела свои особенности в каждом из трех храмов святой Софии. Весьма оригинальны они в Полоцком храме.
Полоцкая София исследована мало. В исторической литературе нет единого мнения в определении размеров первоначального сооружения. В последней публикации К. Н. Афанасьева они определены 30X30 м. По обмерам других исследователей они меньшие (около 23—24 м).
Внутреннее пространство полоцкого Софийского собора разделялось 16 крестчатыми столбами (пилонами) на пять продольных нефов. Три средних нефа заканчивались гранеными апсидами. Центральному нефу отвечал главный поперечный неф точно такой же ширины. Малые нефы храма одинаковы по ширине и, вероятно, приравнены к половине ширины большого продольного или поперечного нефов. Наличие в его восточной части продольных стен — своеобразная черта, не имеющая себе аналогий. Апсиды как бы полуизолированы от храма благодаря выступам стены у их основания.
Деление внутреннего пространства на нефы выявлялось на трех фасадах прямоугольными лопатками, которых было по шести на каждом фасаде. Две пары крайних простенков равны между собой. Они разделялись пятым по счету средним простенксм, который был в 2 раза шире соседних 60
Над средокрестием собора возвышался барабан центральной главы, нагрузка которого, вероятно, передавалась на подпружные арки, в которые переходили своими ветвями опорные столбы. Главный купол Полоцкой Софии расположен строго посередине здания при обозрении собора со всех четырех сторон. По сторонам центральной главы находилось четыре меньших купола. В «Списке русских гродов дальних и ближних» говорится о семи верхах Полоцкой Софии. По всей вероятности, она имела две дополнительные главы.
План Полоцкой Софии симметричен во всех конструктивных частях. В истории раннефеодального зодчества Восточной Европы подобной, симметрически четкой композиции многопилонного здания, какую имеет Полоцкая София, более не встретишь. В композиционном отношении собор — более простая постройка по сравнению с Киевской Софией, у которой была галерея вокруг трех фасадов.
Подобно Киевской и Новгородской Софии, хоры Полоцкого храма имели боковые ответвления. Три аркады, открывающиеся внутрь центрального помещения собора, насчитывали по одному восьмигранному опорному столбу. Сохранились остатки этого столба р. западной части с фрагментами фресковой росписи орнаментального характера. Включение в аркады Полоцкой Софии лишь одного опорного столба, так же как и в Новгородской Софии, свидетельствует об их упрощении по сравнению с Киевской Софией, для которой характерно наличие двух опорных столбов. Эта деталь позволила И. М. Хозерову предположить, что в Полоцкой Софии во втором ярусе помещения собора, т. е. непосредственно в хорах и боковых ответвлениях, находились двойные аркады (в Киевской Софии аркады тройные).
В результате детального обследования всех трех восточных апсид обнаружены ниши. Некоторые из них были древними окнами, заложенными позже. У восточной стены первоначальный уровень дневной поверхности собора был на 2,4 м ниже уровня современной поверхности. Изучены отдельные детали устройства фундамента 61.
Кладка восточных апсид древней Софии, включенная затем в восточный фасад барочного собора, была смешанной, похожей на византий
скую. Наряду с применением плинфы размером 24Х1/ Х3,5; 29Х18Х Х4,2 см употреблялся булыжный камень. Камни клались горизонтальными рядами. Расстояние между рядами камней разное. Ряды камней чередовались с кирпичной кладкой. В спою очередь кирпичная кладка представляла собой чередование выступающего и скрытого ряда кирпичей с заполнением цемяночным раствором полосы между выступающими рядами шириной в 10—12 см при толщине горизонтальных швов в 2,5—4 см. Эта система кладки стала традиционной в Полоцке и широко применялась в XII столетии.
Некоторые кирпичи в Полоцкой Софии имели рельефные знаки на гранях. Среди них есть изображения трезубца, пятиконечной звезды и др. Наряду с несомненными чертами сходства с Киевской и Новгородской Софиями в решении плана и построении наружного объема Полоцкий кафедральный собор имеет особенности, свидетельствующие о весьма значительной переработке киевского образца.
Строители Полоцкого храма, стремясь создать динамичную композицию с преобладанием вертикали, подчеркнутой лопатками степ м гранями апсид, должны были вместе с тем сохранять определенную организацию внутреннего пространства, тяготеющего к установившимся традициям. Это противоречие было преодолено в замысле храма, снаружи воспринимаемого исключительно симметричным и правильным, а внутри кажущимся вытянутым в длину, хотя в основе плана лежал квадрат. Полоцкая София положила начало той архитектурной школе, которая получила блестящее развитие в Полоцке в последующем столетии.
В конце XV в. храм был значительно разрушен, после чего неоднократно перестраивался 2.
Бельчицкие храмы. Большим своебразием отмечено полоцкое зодчество XII в. Ослабление княжеской власти, усиление роли веча, дробление Полоцкого княжества на уделы — все это не могло не отразиться на развитии архитектурных форм. Возник новый архитектурный стиль. Уменьшились масштабы зданий. Произошла замена пяти нефов тремя, сократились хоры, вместо многопилонных зданий строились сооружения с шестью опорными столбами. Старые конструктивные и художественные элементы монументального зодчества приобрели новый смысл.
Особое место в формировании полоцкой школы зодчества имели каменные постройки бывшего Борисоглебского монастыря в Бельчице, ныне полностью исчезнувшие. В путаном сообщении белорусско-литовских летописей основание этого монастыря, как впрочем строительство Спасской церкви Евфросиньевского монастыря и даже Софийского собора, приписывается то литовскому князю Гингвилу (в крещении будто бы Борису), то его сыну, который в списке Быховца также назван Борисом. М. Стрыйковский говорит о строительстве Борисом четырех церквей. По А. Сапунову, к мнению которого присоединяемся мы, действительным строителем во всяком случае одного из Бельчицких храмов следует считать Бориса Всеславича .
Еще в 20-е годы нашего столетия на левом берегу Западной Двины, недалеко от устья Бельчицы, над землей возвышались руины церквей Борисоглебского монастыря. Однако долгое время оставалось неизвестным, сколько древних церковных построек было в Бельчице, каков характер их архитектуры. До сих пор нет ясности, как они назывались.
Раскрытый И. М. Хозеровым в 1928 г. безымянный храм был большим трехапсидньгм собором, внутреннее пространство которого разделялось на нефы шестью крестчатыми столбами. Особый интерес вызывают три замкнутых притвора, примыкавшие к стенам собора. Они придают всему архитектурному сооружению крестообразный вид. Такой план. вероятно, лежал в основе первоначального замысла здания. Однако притворы приложены непосредственно к наружным пилястрам, а не в перевязь с ними. Из этого И. М. Хозеров заключил, что их соорудили вслед за возведением стен, но не одновременно с ними. Таков был в то время принцип сооружения притворов. Мысль об их возведении одновременно со стенами храма еще не возникла у строителей.
Фундамент храма заложен в песчаном грунте на глубине 1,63 м.
В самом низу находились лежни из дубовых брусьев. Плинфы красного звонкого обжига. На них обнаружены рельефные знаки в виде букв и геометрических фигур. Один знак — пятиконечная звезда — аналогичен клейму, обнаруженному на кирпиче полоцкого Софийского собора.
При раскопках И. М. Хозеров обнаружил лекальные плинфы. Кирпич с полукруглым торцом, вероятно, употреблялся при устройстве полуколонок на барабане. Из лекальных сегментообразных кирпичей, по- видимому, на фасаде был устроен аркатурный пояс. Пол храма представлял собой ровно выглаженную крупноцемяночную заливку толщиной в 10—12 см. В помещении алтаря и диаконника частично сохранился пол из глазурованных плиток.
Безымянный большой собор в Бельчице, отметил Н. Н. Воронин, ближайшим образом напоминает Суздальский собор (1222—1225 гг.) и трехпритворный храм Бориса и Глеба в Старой Рязани (XII в.). Храмы с притворами появляются в Киеве и Переяславе в конце XI— начале XII в. Примечательна связь соборной церкви в Бельчице с Бе- рестовским храмом, единственным в Киеве образцом техники чистокирпичной кладки со скрытыми рядами. Бельчицкий собор старше и наиболее архаичен в группе памятников, близких по. времени к Бельчицко- му архитектурному комплексу, и относится к 20—30-м годам XII в. 64 В 1965 г. частичное вскрытие этого храма вел М. К. Каргер. Результаты исследования не опубликованы.
Редкий памятник древней архитектуры — церковь Бельчицкого монастыря, именуемая Пятницкой. Первоначальный храм, прямоугольный в плане, имел размеры 5,75x5,75 м (по Н. Н. Воронину). В его восточной части вскрыты остатки апсиды «прямоугольной в плане, с фланкирующими однообломными лопатками по углам». Прямоугольная апсида — сравнительно редкое явление в храмовом зодчестве Восточной Европы. Такой прием применен в памятниках Смоленска XII в.
Исследователи, видевшие руины Пятницкой церкви, отмечали устре- млевность ее вверх. Небольшой по размерам храм имел сравнительно высокую апсиду, предположительно 6 м, что в 4 раза больше ее ширины. Высота основного помещения достигала примерно 7 м и, следовательно, превышала длину. Объем здания слагался их трех частей, перекрытых коробовыми сводами. Высокий четверик занимал центральное положение, К нему с востока примыкала несколько пониженная апсида, с запада находился пониженный притвор. Церковь имела двускатную кровлю (щипцом). Деревянной, по всей вероятности, была также глава храма, расположенная на ее коньке. Весь облик здания говорит о перенесении в каменную архитектуру традиций деревянного зодчества.
Принцип ступенчатой ярусности, обнаруживаемый в маленьком Бельчицком храме, нашел свое отражение в других монументальных со-оружениях древнего Полоцка. Малая Пятницкая церковь — одна из «редакций» архитектурного типа башнеобразной композиции.
Единственный вход помещался в западной стене. Над ним, вероятно, было окно второго яруса. Два других окна размещались в боковых стенах. Обнаружение подземной камеры (крипты) под всем зданием, исключая алтарь, не вызывает сомнения в определении церкви как усыпальницы.
Храм построен из ярко-красной плинфы хорошего обжига, размером 3,5X18X31 см. Кирпич клался на розоватом растворе извести с примесью цемянки. На одном кирпиче обнаружен знак в виде трезубца. Система кладки характеризуется наличием выступающих и утопленных рядов. Выступающие ряды кирпича раскрашены в темно-коричневый цвет, отчего фасады здания выглядели полосатыми.
Третье архитектурное сооружение Бельчицкого комплекса — шести- столпный центрально-купольный храм. По И. М. Хозерову и Н. Н. Воронину, храм имел одну обширную апсиду. Но есть данные о трех выступающих апсидах. Крестчатые столбы делили внутреннее помещение на три «ефа. Боковые нефы очень узкие. Западная пара столбов соединялась простенками с северной и южной стенами, выделяя помещение широкого притвора, или нартекса. Наружные пилястры простые. Лопатки ритмично делят северный и южный фасад — два малых простенка чередуются с двумя большими.
В 20-е годы от памятника сохранялись три стены. Искаженные мно-гочисленными переделками и починками, они все же дают возможность в какой-то мере судить о первоначальном наружном облике собора. Древние арочные окна размещались в два яруса: большие окна образовывали верхний ярус, меньшие — нижний. Следы укороченных окон сохранились над северным входом в храм и в южной стене. В помещении притвора окна нижнего яруса имеют подковообразное очертание. В поздней замуровке древних окон обнаружены старинные ставни из цельной сосновой доски .с треугольным отверстием посередине. Ставни запирались двумя деревянными задвижками, вставляемыми в гнезда откоса оконных проемов, обмазанных здесь глиной, что говорит об устройстве ставен в целях утепления. Над притвором на коробовом своде находились хоры. Кладка свода входила в северную и южную стенки «на клиньях».
Кирпич, способ его кладки, известковый раствор с цемянкой — все это весьма близко напоминает строительные материалы и чередование выступающих и скрытых рядов кирпичей выше описанных храмов Бельчицкого монастыря. Так же, как и в Пятницкой церкви, «полоса- тость» фасадов была усилена окраской выступающих рядов кирпичей в темно-коричневый цвет. В уступах ниш оконных арок раскрашенные полосы смещены, что придает подкраске особый эффект. Штукатурка между полосами шероховата. Она обработана специальным деревянным штампом под плиты из ноздреватого туфообразного камня. Полоцкий зодчий, выполняя эту чисто кирпичную кладку, стремился как бы архаизировать ее под «смешанную кладку» 65.
Борисоглебский собор имел подкупольный постамент, обработанный трехлопастными «кокошниками». Характерная разбивка боковых стен лопатками указывает на выделение центральной башни собора. Среди исследователей по этому вопросу существует единое мнение (Н. И. Брунов, И. М. Хозеров, Н. Н. Воронин).
Четвертый храм Бельчицкого комплекса очень необычен и стоит особняком среди других монументальных сооружений Полоцка. Фундамент ранее неизвестного здания был открыт случайно в конце XVIII в. во время земляных работ. По этому поводу неизвестный автор составил записку, в которой содержится план сооружения, впервые опубликованный в 1962 г. Н. Н. Ворониным и подробно интерпретированный им.
Храм необычно вытянут и в восточной части имеет одну апсиду. По-середине северной и южной стен выдаются открытые внутрь полукруглые выступы (конхи). В центральной части храма есть четыре квадратных столба. Они очень широко расставлены, так что основное внутреннее пространство представляло собой помещение зального характера. Большие размеры подкупольного прямоугольника «свидетельствуют либо об исключительных размерах барабана главы, либо о башнеобразной композиции верха, сходного с верхом Спасо-Евфросиньевского собора... Последний вариант вероятнее». Возможно, храм имел три входа: с севера, юга и запада. Насколько можно судить о его строительных материалах, по сообщению автора «Записки», «тонкий и звенящий кирпич», известковый раствор «с толченным в маленькие кусочки кирпичом» здание сооружено в домонгольское время. Четвертый храм в Бель- чице принадлежит к типу триконхов 66. Аналогичный памятни к открыт в 1960 г. В. А. Богусевичем в Путивле и датирован XII в. 67 Рыбаков уточнил датировку и отнес постройку к 30-м годам XIII в.68 Церковные постройки типа триконхов распространены в архитектуре Болгарии, Румынии и особенно Сербии на протяжении почти семи столетий с XI по
XVII
в. Появление в Полоцке храма—триконха говорит о культурных связях города с далекими балканскими странами или с Грецией, где применялся подобный тип (Афонский монастырь).
Необычное для монастырей обилие каменных построек в Бельчице, упоминание Стрыйковского о «башнях» и каменной стене, ограждавшей храмы, наконец, прямое указание летописи под 1159 г. «бяшеть бо князь в то время на Бельцици» — все это свидетельствует, по К- А. Говорско- му и Н. Н. Воронину, о том, что здесь находилась укрепленная княжеская резиденция — замок. Н. Н. Воронин рассматривает комплекс монументальных построек на Бельчице как часть зданий богато обстроенного княжеского «города».


Спасская церковь Евфросиньевского монастыря. Наиболее полно отражены характерные черты полоцкой архитектуры в прославленном Спасском соборе Евфросиньевского монастыря. Он представляет исключительный интерес не только для полоцкого зодчества периода феодальной раздробленности, но и для истории архитектуры Восточной Европы.
Собор находится на правом берегу Полоты в 2,5 км от Верхнего замка и сохранился до настоящего времени. Его первоначальный архитектурный облик сильно изменен после реставрации в XIX в.
Для выяснения времени сооружения Спасского собора любопытно сопоставить некоторые даты. Епископ Илья отдал Евфросинье «место святого Спаса» в присутствии князя Бориса, умершего в 1128 г. При «церковице Спаса» она организовала монастырь. Затем Евфросинья, как сообщает «Житие», строит каменный собор Спаса. Спустя более или менее длительное время, по ее заказу, видимо, в другом месте сооружается еще и Богородицкая церковь (вероятно, «новая», существовавшая в 1159 г.). Таким образом, Богородицкая церковь построена до 1159 г., а Спасская — ранее Богородицы. Спасская церковь Евфросиньевского монастыря — одна из первых церквей, посвященных новому празднику Спаса, учрежденному в Византии 1 августа 1152 г .69
История сохранила имя полоцкого зодчего, творческим дерзновением которого создана эта знаменитая церковь. Им был Иоанн — «приставник над делатели церковными» 70, иными словами, возглавлявший целую артель полоцких строителей-каменщиков. Образованный человек, с хорошим художественным вкусом, он постоянно был занят созиданием монументальных сооружений. К нему неоднократно обращались, прежде чем Иоанн смог явиться в Сельцо строить Спасскую церковь. Вероятно, он был занят возведением какого-нибудь другого храма. Существует предположение, что Иоанн был монахом в Бельчице . Большой опыт строителей и хорошая организация работ позволили соорудить собор в течение тридцати недель. Кирпич («плиты») выжигался на месте «в пещи». Об этом говорится в житии Евфросиньи Полоцкой, написанной, вероятно, в XIII в.
Небольшой храм так называемого монастырского типа имеет размеры 8Х12 м. Он значительно вытянут в направлении восток — запад и насчитывает шесть массивных опорных столбов, четыре из которых у оснований восьмигранной формы. Выше они четырехгранные.
Столбы делят внутреннее пространство храма на три нефа. Боковые нефы, подобно Благовещенской церкви в Витебске и Борисоглебскому собору в Бельчице, чрезвычайно узки. У собора одна выступающая апсида. Боковые алтари полуциркульного очертания скрыты. Снаружи они совершенно не видны и незначительны по размерам. Интересно отметить, что боковые апсиды, «втянувшиеся» в восточные концы узких нефов и сохраняющие внутри округлые очертания, характерны для английских построек нормандского периода 72.
Наружные пилястры Спасского собора с полуколонками посередине встречаются в ряде архитектурных памятников Смоленска (церкви Петра и Павла, Бориса и Глеба и др.). У всех остальных полоцких храмов пилястры прямоугольные. Лопатки ритмично делят южный и северный фасады Спасской церкви. Два широких простенка чередуются с двумя узкими. Западная стена отличается необычной толщиной, она вдвое толще северной и южной стен. Утолщение стены связано с устройством внутри нее лестничного хода на хоры.
В результате перестроек вместо прежнего сводчатого перекрытия у памятника появилась трехскатная кровля, а вместо шлемовидного купола — луковичная головка. В настоящее врем'я древним закомарам соответствуют только три восточных полукружия северной и южной стен. Что же касается западных полукружий западной стены, то все они новые и помещены значительно выше старых, для чего и были надстроены последние.
Н.
И. Брунов и И. М. Хозеров установили, что выдающаяся особенность Спасского храма—наличие кубического постамента, сооруженного над закомарами под барабаном купола 73. Стороны постамента украшены трехлопастными арками. Весь объем Спасского храма в его первоначальном виде членился на три части разной высоты — с востока


алтарь, высокое центральное помещение и притвор с запада. Композиция церкви исключительно динамична. Ее западный фасад представлял собой непрерывное последовательное стремление ввысь. Полукружия закомар приниженного нартекса и основного четверика располагались друг над другом. Они хорошо гармонировали с вписанной в постамент трехлопастной аркой. Здание, завершаясь барабаном с вытянутыми световыми окнами и шлемовидным куполом, представляет собой оригинальную законченную композицию.
Спасский храм имел верхний и нижний ярусы световых окон с северной и южной сторон. В каждом простенке было по два окна. Верхние окна почти в полтора раза меньше нижних. Над каждым окном нижнего ряда в древности были так называемые бровки. Они устроены из четырех рядов кирпича. Первый ряд кирпича выложен «зубчиками», второй несколько больше выступал наружу стены. Более всех выступал третий ряд кирпичей. Четвертый менее третьего. Здесь, в центре апсиды обнаружено замурованное окно. Его бровка имела небольшие горизонтальные отростки. Окна есть та'кже в подцерковье, которое Изучено недостаточно и, наверное, устроено значительно позже времени сооружения храма.
Изучение оконных проемов в 1947 г. подтвердило, что они изначальны. Очертание верха их — полуциркульное. Окна имели расширяющееся наружу устье. Форма косых срезов наружных откосов окна достигалась при помощи кирпичей специальной формы, одна из сторон была косой. Лекальный кирпич облегчал кладку наружных откосов окон и обеспечивал четкость их архитектурных форм .
Внутреннее помещение Спасской церкви поражает своей теснотой. Сооружение постамента под барабаном было дополнительной нагрузкой, что потребовало увеличить сечение столбов и толщину стен. Интерьер храма еще более загроможден устройством на хорах приделов в виде маленьких замкнутых молелен.
Другие полоцкие храмы. Неподалеку от Спасской церкви Евфро- синьевского монастыря в 20-е годы нынешнего столетия выявлены остатки еще одной монастырской постройки. Они полностью изучены в 1957, 1961—1962, 1964 гг. Архитектурно-археологической экспедицией Ленинградского государственного университета под руководством профессора М. К. Каргера. Раскрытые руины оказались остатками большого трехнефного храма, к которому с трех сторон примыкали большие притворы — усыпальницы, пристроенные вскоре после завершения постройки самого храма. Кладка стен из плинф имеет «утопленные ряды» кирпичей. В толще западной стены была устроена лестница на хоры. Портал обрамляла тонкая изящная полуколонна. Храм датируется рубежом XI—XII вв. Основной объем здания в плане близко напоминает Благовещенскую церковь в Витебске. Стены притворов богато декорированы фресками, а полы выстланы майоликовыми плитками и мозаи-кой. Здесь обнаружены останки многочисленных мужских погребений в кирпичных склепах. По-видимому, собор был усыпальницей полоцких епископов, о чем свидетельствует житие Евфросиньи Полоцкой 75. Храм этот погиб при пожаре
Летом 1967 г. М. К. Каргер изучил остатки другого храма на Верхнем замке в Полоцке, расположенном в 50 м от Софийского собора. Вскрыты части стен, для возведения которых употреблялся, кроме плин- фы, бутовый камень. Местами они сохранились (кое-где в высоту человеческого роста). При раскопках вскрыты северная и южная прямоугольные снаружи и полуциркульные внутри апсиды и северо-восточный подкупольный столб крестчатой формы. Однако наибольший интерес представляет южный притвор храма с полуциркульной апсидой, примыкавший к среднему членению южного фасада. Аналогичный притвор был с северной стороны. Найдено значительное количество плинф с рельефными клеймами на торцовой стороне, майоликовые плитки пола, фрагменты штукатурки с фресками 76.
М. К. Каргер воссоздал план сооружения. Это был большой храм с тремя притворами, аналогией которому является церковь архангела Михаила последней четверти XII в. в Смоленске77. Разница лишь в устройстве лопаток: в Полоцком храме плоские полуколонны, а в Смоленском — пучковые. Полоцкий храм, вероятно, сооружен ранее и является прототипом Смоленского.
В Полоцке близ Верхнего замка удалось обнаружить следы двух мо-нументальных каменных построек78, полное раскрытие которых, к сожалению, затруднено местоположением их на тесно застроенных участках города.
Церковь Благовещения в Витебске. Почти в центре Витебска на жи-вописном берегу Западной Двины сохранились руины Благовещенской церкви — выдающегося памятника древнего зодчества. Точных письменных известий о времени ее сооружения нет." В Витебской летописи
XVIII
в. говорится, что будто бы киевская княгиня Ольга, основав Витебск в X столетии, построила на Верхнем замке церковь святого Михаила, а на Нижнем замке — Благовещенскую. М. Стрыйковский приписывает строительство Благовещенской церкви князю Ольгерду, который в XIV в. жил в Витебске.
Исследователи пришли к выводу, что Благовещенская церковь относится к XII столетию. Однако остается не ясным, в какой четверти этого столетия она сооружена. Вероятно, Ольгерд произвел капитальную перестройку церкви в XIV в. и это отразилось в местных преданиях.
Стены здания, которые теперь сохранились примерно на одну треть высоты, сложены из тесаных блоков местного желтоватого известкового камня, залежи которого имеются в большомАколичестве в окрестностях Витебска. Величина блоков от 0,2 до 0,5 м. Между горизонтальными рядами блоков находятся по 2—3 ряда тонких кирпичей (плинф). Некоторые плинфы имеют на нижней поверхности интересные рельефные клейма. Раствор известковый с примесью цемянки. Употребление тесаных блоков вместе с кирпичей при сооружении стен — явление, не применявшееся в сооружениях Киевской Руси. Однако оно очень распространено в Византии и на Балканах.
Толщина стен составляет 1,1 м. Внутри них два горизонтальных пояса связей из дубовых брусьев, как это отмечено в Борисоглебской церкви Бельчицкого монастыря.
Исключительная прочность кладки способствовала тому, что в Бла-говещенской церкви до наших дней дошло много деталей, которые обычно очень редко встречаются в памятниках такой древности. До сего времени возвышается среди руин первоначальная лестница на хоры.
Однако ценность Витебской церкви не столько в особенностях кладки стен, сколько в замысле того талантливого мастера, который ее сооружал. Церковь имеет оригинальный план. Здание очень вытянуто, его размеры 11x18,7 м. Внутри оно делится шестью опорными столбами на три длинных нефа, с востока завершается массивной апсидой. Две боковые апсиды снаружи ничем не выражены и спрятаны в угловых частях ВОСТОЧНОЙ СТеНЫ.
В западной части здания находятся хоры с лестницей в стене. Боковые — северный и южный — фасады равномерно разделены плоскими лопатками на четыре одинаковые простенка. Этим храм отличается от полоцкой Спасской церкви, имея с ней много других общих черт.
В плане Благовещенской церкви исследователи неоднократно отмечали западноевропейские, кавказские и даже сирийские черты 79. Поскольку церковь мало изучена, трудно высказать окончательное решение. Бесспорно лишь то, что это сооружение стоит в одном ряду с прославленной Спасской церковью и некоторыми другими сооружениями древнего Полоцка, которые находятся у истоков нового направления зодчества, имеющего особенности местной архитектурной школы.
При раскопках в 1964 г. возле северной стены церкви Благовещения обнаружены остатки фундамента, сложенного из булыжных камней, залитых известковым раствором с примесью цемянки. Это свидетельствовало о наличии боковых притворов 80. В 1968 г. признаки такого притвора выявлены у южной стены 8I.
Кладка стен почти на метр уходит в землю. Фундамент основной постройки прорезал культурный слой IX—XI вв. толщиной в 0,6 м и заА легал в материке. В зоне культурного слоя траншея для фундамента заполнена положенной еасухо галькой, величиной с кулак или куриное яйцо 82. Выявлена еще одна не имеющая прецедента деталь. Оказалось что первоначальный пол «аходился на целый метр выше дневной поверхности времени возведения храма. Иными словами, здание имело довольно высокий цоколь.
Особенности полоцкой архитектурной школы. При всей неполноте и отрывочности сведений о монументальной архитектуре древнего Полоцка есть все основания считать полоцкое каменное зодчество одной из сильнейших ветвей средневековой архитектуры Восточной Европы. Уже в полоцком Софийском храме нашло отражение стремление переосмыслить другие образцы.
Крестовокупольная система храма, родившаяся в постройках Византийской империи, продолжала оставаться основополагающей в храмовом строительстве всей Восточной Европы. Однако в монументальных сооружениях все более и более проявляются самобытные черты каменной архитектуры восточных славян, впитывающей в себя традиции народной архитектуры.
В период феодальной раздробленности в зодчестве образовалось несколько архитектурных школ. Они были тесно связаны общностью ос- новых форм и типов зданий, но различались по техническим приемам и своему творческому почерку. XII век был временем большой творческой работы архитектурной мысли, принесшей свои оригинальные результаты. К середине столетия полоцкое зодчество прошло плодотворный путь развития и успело создать собственную архитектурную школу. Накапливание опыта, обеспечение преемственности мастерства, потребность в сооружении значительного количества новых храмов — все эт_о способствовало дальнейшему развитию архитектурного наследия в Полоцкой Руси. Основными причинами изменений архитектурно-конструктивных приемов в монументальном зодчестве Полоцка, как и в других городах, являлись новые практические задачи, вставшие перед зодчими. Возникла необходимость создания небольших храмов в соответствии с экономическими возможностями горожан, стремившихся возводить здания в различных частях города и за его пределами.
Одной из наиболее характерных особенностей полоцких построек XII в., отмечает П. А. Раппопорт, является то, что большинство их возведено посредством кладки кирпичных стен, внешне повторяющей кладку XI в., т. е. из плинфы со скрытым («утопленным») рядом. Ряды плинфы, уложенные в плоскости фасада, чередовались с рядами, скрытыми за слоем гладкозатертого известкового раствора с примесью толченого кирпича (цемянки), что создавало своеобразный полосатый рисунок кладки. В памятниках XII в. такая кладка была по существу декорацией, ибо удлиненный формат кирпичей позволял производить перевязку швов без сдвига одного ряда ллинф относительно другого. В полоцких монументальных постройках XII в. скрытые ряды плинф отодвинуты от плоскости фасада всего на несколько сантиметров, что лишает этот прием конструктивного значения. П. А. Раппопорт объясняет распространение такого приема кладки в Полоцкой земле стремлением полоцких зодчих сохранить традиционные черты местной архитектуры, которые присутствуют уже в Софийском соборе, являвшемся символом независимости Полоцка. В Полоцке не были приняты те изменения в технике возведения стен зданий, которые разработали представители киевской архитектурной школы в XII в. Вероятно, это связано с теми традиционно враждебными отношениями, которые имели место между Полоцким и Киевским княжествами 83.
Однако своеобразие полоцкого зодчества состоит не только в технике кирпичной кладки. Оно ярко выражено в творческих замыслех местных зодчих.
Полоцк дает свой образец переработки креетовокунольной системы храма. Это очевидно на примере Спасо-Евфросиньевекой церкви и безымянного храма на Верхнем замке. Здание вытягивалось по продольной оси с востока на запад. Средний неф расширялся за счет сужения боковых. Храм имел одну массивную полукруглую апсиду. Боковые апсиды снаружи не выражены. Фасады равномерно разделены лопатками. Творческий почерк местных архитекторов отмечен высоким уровнем строительной культуры.
В поисках .новых архитектурных и конструктивных приемов полоцкие зодчие не замыкались в узких границах своего феодального мирка. В архитектуре Полоцка прослеживаются черты взаимодействия различных школ зодчества, в первую очередь Киева. Обладая широким кругозором, полоцкие зодчие были знакомы с постройками православного Востока (Византия, южнославянские страны) и католического Запада.
В бурной обстановке ограничения княжеской власти и непрерывного усиления роли горожан в политической жизни города рождались смелые новаторские идеи прославленного полоцкого зодчего Иоанна. Он поставил задачу уничтожить традиционную грань между закомарами и главой и создать стремящуюся вверх, ступенчатую композицию. В итоге динамичное построение крестовокупольного храма стало общеславянской темой в архитектуре Восточной Европы. Таким образом, Полоцк — один из городов, где зародился и формировался новый архитектурный стиль, который в известной мере противостоит византийскому строительству и имеет ярко выраженные славянские черты.
Минский храм XII в. На Замчище в Минске в 1949—1951 гг. открыт фундамент каменной церкви. Возведение этой церкви было намечено на почти не обжитом участке в восточной части крепости. По неизвестным причинам церковь не была достроена, и место это использовалось для захоронений.
Фундамент предназначался для четырехстолпного храма с выступающей средней и округленными боковыми апсидами. Размеры храма 12X12 м. Стены толщиной 1,5 м скреплялись известковым раствором. Они выложены изнутри и снаружи тесаным камнем с заполнением средней части бутом .
На стенах возле юго-западного угла изнутри сохранились участки, облицованные кирпичеобразными блоками, высеченными из известняка- ракушечника. Эта оригинальная деталь больше нигде не повторяется в дошедших до нас памятниках Восточной Европы. Необычный архитектурный облик и особенно беспрецедентная техника кладки этого памятника свидетельствуют о местном своеобразии строительства.
Вопрос о датировке храма весьма спорен . Л. В. Алексеев аргументировал ее временем не ранее начала XII в. Также датировал постройку открывший ее В. Р. Тарасенко.
Зодчество древнего Гродно. Древнейшая каменная постройка Гродно — Нижняя церковь. Ее остатки были открыты польскими археологами в 1932—1939 гг.87 Изучение церкви закончил в 1949 г. Н. Н. Воронин.
Нижняя церковь построена в первой половине XII в.. вероятнее всего во времена князя Всеволодки Давыдовича, умершего в 1142 г.
Это своеобразный шестистолпный храм. Два столба около алтарной части — продолжение внутренних стен апсид, имевших внизу арочные проемы. План здания сильно вытянут за счет его восточной части. С наружной стороны плоской дугой выделена только центральная апсида, а боковые апсиды входят в основной- объем и отмечаются внутри плоскими нишами, которые начинаются на высоте 1,04 м от пола.
Положение подкупольных столбов указывает на сильный и необычный для композиционного построения древнерусских храмов середины XII в. сдвиг центрального купола к западу. В юго-западном углу церкви сохранились остатки круглой башни, в которой размещалась винтовая лестница, ведшая на хоры 88.
Здание имело три входа: центральный с западной стороны и два боковых — с северной и южной. Уцелевшие остатки стен высотой от 1,5 до 3,5 м свидетельствуют о том, что храм представлял собой единый объем с фасадами, расчлененными широкими лопатками, со скошенными углами. Покрытие храма было, вероятно, позакомарное, но размещение пилястр на фасадах и их отсутствие на углах затрудняют представление о внешнем виде закомар. Некоторой аналогией в построении алтарной части без выявления снаружи боковых апсид могут служить постройки полоцкой архитектурной школы (Спасо-Евфросиньевская церковь, Благовещенская церковь в Витебске). Расположение столбов несколько напоминает церковь архангела Михаила в Смоленске89.
Примечательна Нижняя церковь и в конструктивном исполнении. В отличие от полоцких храмов с утопленными рядами кирпича здесь сплошная порядовая кирпичная кладка. Она бессистемна, не соблюдена перевязка вертикальных швов, в ней использованы валунные камни. Фундаменты неглубокие, в 45—50 см, устроены из мелкого булыжника, пересыпанного землей без связующего раствора. Размер плинфы в среднем 26x15x2,3—3,5 см; горизонтальные швы 2,5—4 см. Кроме обычной прямоугольной плинфы, есть много лекальных кирпичей, применявшихся для архитектурных деталей.
На месте руин церкви найдены остатки рухнувших сводчатых перекрытий. Входные проемы и окна были перекрыты арками. В кладке стен широко использовались кувшины-голосники, служившие для облегчения стен и сводов, а также для улучшения акустики.
Отсутствие перевязки швов, ослабление кладки стен употреблением камней, непрочный фундамент — все это было причиной раннего разрушения здания. Обвал сводов и всей верхней части произошел, видимо, после удара молнии, о чем под 1183 г. сообщает Ипатьевская летопись.
Выдающаяся особенность архитектуры Нижней церкви — декоративная обработка ее фасадов. Для украшения стен применялись вставки из больших гранитных и гнейсовых валунов различного цвета с частично обработанной наружной поверхностью. Они довольно значительны — до 1,4 м, серовато-розового, черно-зеленого, коричневато-серого, красновато-фиолетового цветов. Встречаются и черные камни с синим и зеленым оттенком. Расположены камни по стене свободно, но не хаотично, наблюдается их отбор по цвету, форме и величине.
Валунный камень, распространенный в Белоруссии в изобилии, ис-пользован здесь как материал, заменяющий кирпич, и как декоративное средство. Способ употребления каменных вставок в кирпичную кладку в дальнейшем получил в белорусских землях широкое распространение.
Наружные стены Нижней церкви, особенно вверху, ярко украшены также вставками из керамических плиток и плоских чаш. Плитки, покрытые глазурью зеленого и коричневого цвета, имеют плоскую поверхность и квадратную форму со сторонами 18—20 см. Диаметр зеленых поливных чаш 26 см 90.
Сочетание красного фона кирпичной кладки с вставками разноцветных керамических плиток и полированного камня разных оттенков придало фасаду здания красочность и нарядность.
К художественным достоинствам Нижней церкви следует отнести мастерски выложенный майоликовый пол храма. Особенно красив ковер подкупольной части, который по сложности и красоте рисунка не знает себе равных в памятниках других областей Восточной Европы XII в. Это один из ранних майоликовых орнаментальных наборов этого времени.
На всей площади церкви, за исключением подкупольного пространства, притвора и, видимо, алтарной апсиды, пол состоял из набора желтых, зеленых и коричневых квадратных плиток, уложенных в шахматном порядке. Характерно, что плитки одного цвета идут под углом 45° к осям храма. Лишь в проходе из диаконника в южный неф, кроме квадратных, применены желтые и зеленые плитки, напоминающие ласточкин хвост, образующие узкие пересекающиеся ленты. Способ укладки плиток, примененный в Нижней церкви, необычен. Его своеобразие в том, что цветовые дорожки имеют диагональное направление, в то время как в других церквах плитки повернуты углом к стене, а цветовые дорожки направлены к алтарю 91.
Другая особенность узора пола церкви: он состоит из плиток разного формата (17X17 см; 13X13 см; 11X11 см и 10,5x10,5 см). В их размещении наблюдается известная закономерность. Плитки разного формата, несомненно, украсили шахматный и крестообразный рисунки майоликового ковра.
Интересно, что в церкви наряду с майоликовыми плитками применялась обычная плинфа (26X15 см) для вымостки западного членения, а также большие полированные камни серо-фиолетового и розоватого тонов, уложенные против порталов, как коврики.
Для убранства пола Нижней церкви были применены плитки 17 видов. Поиски аналогий привели к находке в Пинске (на Замковой горе) многочисленных керамических плиток исключительно разнообразных и порой сложных форм (31 вариант). Некоторые из них сходны по форме с плитками из Гродно. Пинские керамические плитки стоят в хронологическом отношении рядом с полом Нижней церкви, поскольку они найдены в слое конца XI—начала XII в.92
Но наиболее близкая аналогия орнаментальному полу Нижней церкви в Гродно оказалась за пределами древней Руси. Раскопки польских археологов в Гнезно 1957—1960 гг. выявили остатки собора первой половины XI в. В нем сохранился мозаичный майоликовый пол, который представляет композицию как в целом, так и в деталях близкую к полу Нижней церкви з Гродно 93.
В обеих композициях нашли отражение традиции, присущие визан-тийским и даже греко-римским мозаикам.
Ковровый мозаичный пол Нижней церкви, выдержанный в спокойной цветовой гамме, играл большую роль в убранстве его интерьера. На фоне розово-белых стен выделялись лишь яркие пятна алтарной преграды и подкупольная часть великолепного и своеобразного майоликового пола. Присущая ему пестрота, яркость свидетельствуют о новых вкусах его создателей — местных мастеров. Освоенное ими производство полихромной поливной керамики ознаменовало собой новый этап в развитии мозаичных полов и было самым высоким проявлением древнего керамического искусства.
В третьей четверти XII столетия в гродненском замке были построены кирпичные башни, которые по способу кладки относятся к местной архи-тектурной школе. Остатки одной из них, расположенные к югу от Нижней церкви, представляют собой руины кирпичного здания с очень незначительным фундаментом. Фундамент достигает глубины 30—40 см. Его основание забутовано битым кирпичом, политым известковым раствором, поверх всего выложены средней величины валунные камни.
Само здание сложено по системе порядовой кладки из кирпича размером 3—5X6—9X28—31 см на почти чистом известковом растворе. Руины башни достигают двухметровой высоты, толщина стен 1,04 м. Почти в центре северной стенки есть вход, по сторонам которого расположены две ниши с полуциркульным сводчатым верхом вышиной около 1,85 м и углубленные в стену на 0,55 и 0,69 м. Две такие ниши были и в северной стене. В башне заметны следы узкого помещения, вероятно, кладовой, а снаружи остатки пристройки.
Фасады башни украшены рядами положенных в кладку, почти не об-работанных валунов гранита и гнейса светло-розового, темно-коричневого и серого цветов. В верхней части здание имело майоликовый по- лихромный убор. Оно было по меньшей мере двухэтажным, с перекрытием по балкам.
Башня существовала в XIII—XIV вв., затем была частично разрушена при строительстве замка Витовта, а ее материал использован в кладке новых укреплений.
Фрагменты другой башни XII в. находятся на самом мысу Замковой горы над устьем Городничанки. Это часть стены длиной около 4,5 м, высотой до 1,80 м при толщине 1,38—1,40 м. Она сложена из кирпича, близкого по своим размерам кирпичу южной башни. В южном торце стены виден канал деревянной связи диаметром 20—25 см.
Кирпичные башни XII в., по-видимому, соединялись земляными валами с^еревянными стенами при помощи срубной или тыновой конструкций .
На высоком берегу Немана, за Городничанкой, на северо-западной окраине Гродно в местности, называемой Коложа, расположена Борисоглебская церковь, построенная в XII столетии. Она сохранилась не полностью: южная стена и половина западной в середине прошлого века рухнули в Неман. Еще раньше исчезла вся верхняя часть здания со сводами и куполом.
Борисоглебская церковь представляет собой шестистолпный трех- апсидный храм. При сравнении плана этой церкви с планом других древ-нерусских храмов того времени обнаруживаются его особенности.
Стены сравнительно тонкие, столбы имеют круглую, колоннообразную форму, благодаря чему внутреннее пространство храма кажется просторным и имеет вид зала. Сравнительно небольшой храм (13X25 м) представляется внутри более значительным по площади. Церковь имела три выхода, на пересечении их осей возвышался купол. На два западных столба, которые были, вероятно, деревянными, опирались хоры. В юго-западном углу к ним вела лестница. Внутри стен боковых апсид есть еще две лестницы, ведущие на
существовавшие ранее балконы, которые
шли
вдоль северной и южной
стен на уровне хоров и соединялись с ними.
Фасады храма расчленены вертикальными лопатками сложного профиля с тремя уступами, наружный уступ имеет округленные углы и напоминает полуколонну. На углах западного фасада этот профиль заменен более простым — широкой лопаткой с двойным уступом. Первоначальные оконные проемы храма не сохранились, лишь в северо-западном углу и на апсидах есть полукруглые валики, обрамления арочных перемычек. Оконные проемы имеют довольно скромную пластическую обработку, сводящуюся к арочным перемычкам без развитого профиля у дверей и арочками с валиками у окон 95.
В конструкциях этого хргма сделан
значительный
шаг вперед
по сравнению с Нижней церковью. Кирпичная кладка выполнена более тщательно из хорошо обожженного кирпича. Его размеры в основном 25x16X3 см и 29,5X17,5X4 см. Для архитектурных деталей применен лекальный кирпич.
Толщина шва, как правило, равна толщине кирпича. Известковый раствор с добавлением кирпичной крошки, мелкорубленой соломы и кусочков древесного угля отличается большой прочностью. Фундамент заложен на глубину 1,5 м и состоит из валунных камней, уложенных насухо и пересыпанных землей. Кладка стен кирпичная, неоднородная по толщине; средний слой состоит из забутовки — кирпичного лома и мелкой булыги. Особое значение в конструкции стен имели голосники. Они уменьшали вес сводов и сокращали горизонтальный распор. Благодаря этому купол и столбы, подпирающие своды, были более тонкими.
Фасады Борисоглебской церкви, как и Нижней, украшены каменными и керамическими вставками. Но здесь этот прием более усовершенствован. Учитывая отрицательное влияние чрезмерно больших каменных вставок на прочность кладки стен, мастера Борисоглебской церкви применили вставки из камней значительно меньших размеров. Богаче и разнообразнее стал декоративный узор из майоликовых плиток. Разноцветные майоликовые кресты и узоры щедро и с большим художественным вкусом разбросаны по поверхности стен вперемешку со вставками из разноцветного камня. Фасады храма выглядят как бы инкрустированными драгоценными камнями. Керамические плитки переливаются бирюзово-зеленым, желто-золотым, золотисто-лиловым и коричневым тонами. Узоры из керамических плиток дополняются вставками из гранита, гнейса коричневого, красного, темно-малинового, серовато-зеленого, оливкового цветов.
По найденным отдельным керамическим плиткам, которые изготавливались местными мастерами, можно предположить, что пол этого храма, был еще более ярко украшен, чем в Нижней церкви. Еще богаче была его цветовая палитра, о чем свидетельствуют плитки с поливой желтого, зеленого, коричневого, белого, черного цветов и неполивные красные плитки. Очень разнообразна форма плиток. Среди них есть кольцеобразные, которые не встречаются больше нигде на территории Восточной Европы.
Волковысский храм XII в. К гродненской архитектурной школе относится недостроенный храм XII в. в Волковыске. Его фундамент был обнаружен впервые в 1956 г. В. Р. Тарасенко. В 1958 г. Г. И. Пех произвел полную зачистку
и попытался составить план
Схематическую р еконструкцию плана этого здания предложил в 1959 г. П. А. Раппопорт
Полное архитектурно-археологическое исследование памятника произвел в 1966 г. М. К. Каргер. Раскопки фундамента по внешнему и внутреннему периметру стен позволили установить, что весь фундамент хорошо сохранился за некоторым исключением. Глубина заложения в в основном равна 1 м, а местами и глубже. Траншеи для фундамента вырыты в плотном материковом песке и заполнены валунными камнями небольшого и среднего размера, уложенными без раствора. Сам фундамент лежал на материковой подошве, никаких дополнительных субст- рукций нет 93.
Особо хорошо сбереглись нижние части апсид, фундамент четырех подкупольных столбов, обнаруженных при исследованиях внутри храма, сохранился гораздо хуже. Первоначальную крестчатую форму имел только северо-восточный столб и восточная пара столбов, представляющая западную часть фундамента полукружия апсиды.
Характерно, что широкие фундаменты северной стены храма равны ширине восточной стены (около 1,5 м) и немного меньше ширины фундамента западной и особенно южной стен. Такие колебания в размерах—обычное явление в древнерусской строительной технике домонгольского периода и известны в ряде памятников этой поры.
Необычной была другая особенность волковысского храма, установленная М. К. Картером. Внутри здания параллельно фундаменту северной и южной стен, почти вплотную к ним были заложены дополнительные более узкие полосы фундамента. Северный был доведен примерно до линии западной пары подкупольных столбов, а южный обрывался, не доходя до середины подкупольного квадрата. Эти дополнительные укрепления, судя по технике кладки и характеру материалов, сделаны вскоре после закладки основных фундаментов и были вызваны необходимостью какой-то конструктивной поправки99.
Волковысский храм — одноапсидное здание с подкупольным квадратом, сдвинутым к западу на одно членение, что сближает его с гродненским храмом. Однако в отличие от него волковысский храм имеет несколько большие размеры и башню в юго-западном углу. Кроме того, фундаменты столбов в волковысском храме крестчатой формы, а на углах фундаментов отсутствуют скосы, очень характерные для гродненских церквей.
Наиболее характерный признак, свидетельствующий о принадлежности волковысского храма к гродненской архитектурной школе, его строительная техника. Так, в 1955 г. В. Р. Тарасенко обнаружил значительное количество больших гранитных камней с гладко отшлифованной одной или несколькими гранями100. Камни самых разнообразных цветов и оттенков — светло-серые, темно-серые. серо-зеленые, серо-розовые, красные и др. Их размеры также различны — длина от 0,35 до 1,2 м, ширина от 0,2 до 0,9 м, толщина от 0,15 до 0,6 м 1СИ. Они предназначались для храма.
^
В 1925 г. вблизи от храма И. Иодковский обнаружил большое количество плинф, уложенных рядами 102.
В 1948, 1955, 1956 гг. на Замчище были найдены остатки напольных печей с глинобитными сводами, предназначенными для обжига плинфы шз, а позднее — большие запасы гашеной извести 104. В 1966 г. к северу от развалин храма М. К. Каргеру удалось обнаружить еще один значительный склад плинф .
Среди волковысских плинф, кроме обычных прямоугольных, попадаются плинфы лекальные. По своим размерам и форме они очень близки к материалам коложского храма и Нижней церкви в Гродно. Размеры прямоугольных плинф, по данным Я. Г. Зверуго, равны 27,5—28,5X X 15,5—16,5x4,0—4,5 см.
Еще более разительно сходство рельефных знаков на плинфах вол-ковысского храма и гродненских церквей и башен XII в. Так, абсолютно аналогичны знаки — крест с расширяющимися треугольными концами, косой крест или буквы «X», стрела, зигзагообразная или волнообразная, и другие знаки .
Вопрос о связях гродненской архитектурной школы, истоках ее са-мобытности представляет большой научный интерес. Некоторые ученые указывали на возможные связи этой школы с христианской архитектурой Кавказа (храмы Абхазии), Херсонеса (через Киев) и Балкан (храмы Македонии)
. По общему плановому построению, по характеру
кирпичной кладки и типу кирпича — плинфы, по пластической обработке стен с ее простотой и монументальностью эти памятники имели много общего с храмовым зодчеством Восточной Европы XII в. Наиболее близки памятникам гродненской школы полоцко.-витебские, смоленские, владимиро-волынские, киевские и черниговские храмы. Как бы ни ска-


Рис. 79. Планы церквей XII в.:
залось влияние соседей на архитектуру гродненской школы, ее самобытность объясняется сложившейся в XII в. местной художественной культурой. В формировании оригинального приема полихромного декорирования стен большую роль сыграло народное прикладное искусство, развитие поливной керамики, использование местных строительных материалов — валунных камней разных цветов. Богатство полихромного декора указывает на оригинальную особенность архитектуры и выявляет характерную черту в белорусском декоративном искусстве и зодчестве — любовь к многоцветию.
Таким образом, можно назвать несколько особенностей, характерных для гродненской архитектурной школы.
1.
Своеобразие системы декоративной отделки фасадов с помощью вставок из различного цвета и размеров шлифованных камней и поливных керамических плиток и блюд.
2.
Расположение подкупольного квадрата «а одно членение западнее в отличие от других шестистолпных церквей середины XII в. Это, вероятно, связано с какой-то особой композицией объема храма.
3.
Наличие плоских наружных лопаток, а с востока — одной большой апсиды и двух боковых, которые снаружи не выявляются.
4.
Размещение в юго-западном углу входов на хоры. Своеобразие и самостоятельность этой архитектурной школы еще более подчеркивается отсутствием здесь влияний романской архитектуры, несмотря на пограничное с Польшей расположение Гродненского княжества .
Борисоглебская церковь в Новогрудке. В 1961 г. Архитектурно-архе-ологическая экспедиция Ленинградского государственного университета во главе с М. К. Каргером обнаружила в Новогрудке остатки ранее неизвестного храма XII в., которые выполняли роль фундамента у ныне существующей церкви Бориса и Глеба, построенной в XVI в. Стены древнего здания сложены из крупных квадратов пористого известняка, перемежающегося двумя горизонтальными рядами плинф на цемянке. Такая необычная техника кладки напоминает кладку церкви Благовещения в Витебске и наводит на мысль об участии витебских мастеров в строительстве новогрудского храма.
Стены здания и его углы (с двух сторон) декорированы лопатками с мощными полуколоннами. Последние сложены из лекальных плинф. Иногда эти плинфы использованы просто в кладке. Форма и размеры прямоугольных плинф очень близки к образцам, известным в других памятниках XII в.: 31X23X3,5 см; 23X16X3,5 см 109.
С северной, как и с южной стороны к древней каменной церкви примыкал притвор, сложенный из плинфы. Углы притвора также оформлены лопатками с полуколоннами.
В среднем и северном нефах церкви в нескольких местах открыты остатки полов из майоликовых плиток коричневого и желтого цветов.
Большой интерес представляют обнаруженные в ходе раскопок кирпичные галереи, пристроенные к основному храму несколько позже, вероятно, в середине XII в. Они опоясывают Борисоглебскую церковь с трех сторон. Галереи сложены по типу «утопления» рядов и в этом смысле повторяют многочисленные памятники полоцкого зодчества XII в. Это обстоятельство дает основания предположить, что галереи пристраивались, вероятно, зодчими Полоцка.
Из-за позднейших перестроек восточной части здания церкви никаких следов алтарных апсид древнего храма обнаружить не удалось. Тем не менее Л. В. Алексеев считает Борисоглебскую церковь трехапсидным храмом?0 который прочно связывается с полоцкой архитектурной традицией .
Туровский храм. Руины храма XII в. в Турове были изучены в 1963 г. М. К. Каргером.
Они принадлежали большому трехнефному шестистолпному храму, стены которого сохранились в основном на высоту 30—50 см. Однако южная стена средней апсиды и северная половина южной уцелели до высоты около 2 м.
Стены Туровской церкви сложены из плинфы (размером 25Х18Х Х4,5 см) на растворе извести с обильной примесью цемянки в технике «равнослойной кладки». Это сближает ее с кирпичными постройками киевского, черниговского, волынского и смоленского зодчества середины и второй половины XII в. 111
Под кирпичной кладкой стен, ниже уровня древней поверхности, повсюду сохранился фундамент, сложенный насухо из валунов. Глубина его заложения достигает 1,2 м от древнего горизонта. Бутовая кладка фундамента по ширине равна кирпичной кладке стены. Стена имеет небольшой выступ из двух-трех рядов кирпича, который должен был предохранить фундамент от дождя и талой воды.
Западная пара подкупольных столбов имеет самостоятельный фундамент, не связанный с фундаментом стен храма. Фундамент восточной пары связан с фундаментом апсид. Ленточного фундамента, связывающего здание по основным осям, нет.
Западные столбы храма примыкают к северной и южной стенам. Их кирпичная кладка, как и бутовая кладка фундамента под столбами, перевязана с кладкой северной и южной стен. Только в среднем нефе между столбами был широкий проход из замкнутого помещения, нар- текса в основное помещение храма.
Пол Туровской церкви украшен ковром из майоликовых плиток, фрагменты которых найдены здесь. В отличие от значительного большинства древнерусских храмов XII в. стены не были расписаны фресками.
В соответствии с внутренними членениями здания северный и южный фасады разделены на четыре, а западный — на три части. Угловые лопатки южного, северного и западного фасадов не сохранились, но на основании многочисленных аналогий они были гипотетически реконструированы. Лопатки средних членений фасадов имеют двухуступчатый профиль. Углы второго уступа мягко округлены. Это придает ему сходство с уплощенной полуколонной. Фасадным лопаткам соответствуют плоские лопатки на внутренней поверхности стен.
Особенность декора туровского храма — гладкие апсиды, скупо ук-рашенные небольшими плоскими пилястрами в углах, образуемых пере-сечением апсидных полукружий.
Развалины несут на себе печать крупной строительной катастрофы и последующего восстановления. В силу каких-то причин здание церкви будто бы разорвалось, и стены его накренились. По-видимому, причина тому — неудачная конструкция фундамента. Несмотря на значительную глубину фундамента, стены лежат в рыхлом культурном слое и лишь только подошва фундамента опирается на песчаный грунт.
Восстановление и частичная перестройка здания, сопровождавшиеся значительным поднятием пола, выполнены по типу равнослойной кладки из плинфы на растворе извести с цемянкой и, безусловно, сделаны также не позже XIII в.112
Архитектурно-художественный образ туровского храма в основных его особенностях близок к большой группе построек, широко распространенных в Восточной Европе в период феодальной раздробленности. По своим основным пропорциям он стоит ближе всего к Успенскому собору во Владимире-Волынском. Оба они в отличие от киевских, черниговских и рязанских храмов XII в. имеют несколько более удлиненные пропорции. Подобно Владимиро-Волынскому собору, в туровском храме западная пара столбов примыкает к южной и северной стенам, образуя замкнутое помещение нартекса.
Особенностью туровского храма является круглая лестничная башня, остатки которой найдены в северо-западном углу нартекса. Для
XII
в. она представляет собой необъяснимый возврат к архаическим традициям западнорусского зодчества XI — начала XII в. и имеет лишь одну, но зато почти точную аналогию — бывшую в юго-западном углу Нижней церкви в Гродно .
Таким образом, особенности храма XII в. в Турове говорят о некоторой его оригинальности и самобытности. Однако этого, разумеется, недостаточно для установления новой «туровской школы» древнего зодчества. Храм пока является одиноким представителем зодчества этого района.
Оборонительные сооружения XIII в. В отличие от культовых зданий XI—XIII вв., хорошо представленных в древней архитектуре Белоруссии, очень мало сохранилось памятников оборонного зодчества этого периода. Кроме остатков каменных башен XII в. гродненского замка, до наших дней в целом виде дошла лишь одна Каменецкая башня, построенная в последней четверти XIII в.
Это сооружение, известное еще под названием «Каменецкий- столп» и «Белая вежа»114, является уникальным памятником. Оно относится к типу так называемых «волынских башен» и имеет много общего с башнями типа «донжон», широко распространенными в XII—XIII вв. в странах Скандинавии, Центральной и Западной Европы.
Каменецкая башня находится в Каменце Брестской области и стоит на высоком левом берегу Лесной. Она построена в промежутке между 1276 г. и 1288 г. во время правления волынского князя Владимира Васильковича («Философа»); своей мощью башня и тогда удивляла всех .
Сложена башня из брусчатого кирпича темно-красного и желтоватого цвета размером 26,5X13,5X8 см, имеющего на одной из сторон характерные продольные борозды. Так называемая «балтийская» кладка (чередование двух ложков и одного тычка) имеет хорошую перевязь швов толщиною 2—4 см. Известковый раствор с примесью крупнозернистого песка отличается прочностью116. Высота «столпа» составляла 30 м, толщина стен — 2,5 м, а внешний диаметр «столпа» равен 13,5 м. Сооружение покоится на мощном фундаменте из булыги, пересыпанной мелким песком. Высота фундамента 2,3 м, его диаметр около 16 м 117.
Величественное и монументальное тело башни несколько сужено кверху и не имеет ни вертикальных, ни горизонтальных членений. Ее ствол имеет легкий наклон в сторону вертикальной оси. Такой строительный прием определяется конструктивной сущностью башенных стен и полностью ей соответствует. Благодаря этому она всегда кажется стройной и значительно большей, чем ее действительные размеры.
В стенах как снаружи, так и изнутри сохранилось множество прямо-угольных гнезд от «пальцев» лесов. Внутри есть гнезда от деревянных балок, перекрытий, которые делили башню на пять ярусов. Перекрытия
II
и III ярусов двойные.
Толщину стен башни прорезали бойницы. В I ярусе их две, во II и
III
— по три, а в IV — две бойницы и один большой проем стрельчатого завершения, который вел на балкон. Узкие и щелевидные бойницы четырех нижних ярусов расширяются внутрь. В большинстве они имеют плоское перекрытие, а их амбразуры завершаются полуциркульными арками.
В V ярусе прорезано четыре бойницы, которые в отличие от всех других расширяются не только внутрь, но и наружу. Форма их амбразур стрельчатая, но сильно округлена и имеет незначительную стрелу подъема. Между этими бойницами, снаружи, размещены плоские ниши с полуциркульным завершением, которые, вероятно, в древности были заштукатурены и побелены.


Рис. 80. Каменецкий «столп» XIII в.
Над V ярусом в башне сохранились остатки кирпичного купольного свода с утолщенными ребрами и небольшими кронштейнами на концах. Готический свод — на нервюрах свидетельствует о влиянии западной (вероятно, польской) раннеготической архитектуры.
На уровне пазух в стенах башни есть четыре отверстия — каналы для отвода наружу воды.
С V же яруса берет начало кирпичная лестница, которая идет в толще стены и освещается двумя узкими окнами. Она выходит на самый верх башни, на боевой проход, прикрытый 14 зубцами. В зубцах есть небольшие отверстия, которые, видимо, служили защитникам в качестве смотровых щелей во время интенсивного обстрела врагом. Каменецкой башне, как и большинству военных сооружений той поры, свойственны вытянутые вверх пропорции, лаконичные и простые. Вместе с тем она не лишена суровой красоты.
Башня возвышалась над городскими укреплениями и, по-видимому, стояла внутри оборонительного вала с деревянными конструкциями на вершине. С севера со стороны Лесной укрепление прикрывалось болотистой низиной, а с трех других — оборонительным рвом.
Много испытав за долгие века, «Каменецкая вежа» местами была сильно разрушена. Однако в начале XX в. осуществлена реставрация, частично вернувшая ей первоначальный облик.
Остатки другого оборонного сооружения XIII в. обнаружены М. А. Ткачевым в ходе археологических исследований замка в Новогрудке в 1970 г. При изучении центральной башни замка «Щитовки»
XIV
в. выяснилось, что она имела предшественницу, более древнюю ка-менную башню. Мощное сооружение этой башни, уходящее на 7,5 м в глубь земли, послужило «Щитовке» надежным фундаментом. Древняя башня существовала в XIII в. и, вероятно, откосится к типу волынских.

Видимо, она была построена во время правления в Новогрудке князя Миндовга или кого-то из волынских князей во второй половине XIII в. В отличие от Каменецкой вежи Новогрудская башня сложена из больших тесаных валунов на известковом растворе и имеет четырехугольную форму в плане со сторонами, близкими к размеру 12X12 м. Фундамент высотою в 3,5 м покоился на подушке из раствора и гальки. Цоколь его равен 30 см. Валуны, употребленные в фундаменте, не отличаются высокой степенью обработки и имеют размеры в длину до 1 м и более. Камни в кладке стены средних размеров, хорошо стесаны и подогнаны. Просветы между ними заполнены мелко колотым камнем, кусочками кирпича и тщательно замазаны известковым раствором. Стены башни сохранились на высоту до 4 м. Башня как бы замыкала кольцо земляного вала XIII в., несколько выступая вперед. Разрушенная во время неизвестных событий, в XIV в. «Щитовка» стала прочным основанием новой кирпичной башни, выполненной по типу «лусковой» кладки.
В Белоруссии, кроме этих сооружений, оборонные башни были также в Гродно, Бресте, Турове и, вероятно, в Полоцке. Брестская башня, согласно летописным сведениям, была каменным «столпом», равным по высоте Каменецкому. Ее построили во время волынского князя Владимира Васильковича 118. Судя по планам Брестского замчища, в XVIII и в начале XIX в. башня была прямоугольной формы, размером 5,9 X Хб,3 м при толщине стен около 1,3 м, что сближает ее с древней башней из Столпья . В начале XIX в. при постройке укреплений Брестской крепости остатки башни срыли при перепланировке территории древнего замчища.
В 30-х годах XIX в. была разрушена и Туровская башня, о которой сохранились весьма скудные сведения 120.
Перед городскими воротами древнего Гродно также стояла каменная оборонная башня. О ней под 1277 г. сообщает Ипатьевская летопись. Судя по гравюре XVI в., эта башня была круглой и находилась на самом ответственном участке обороны города. Во время постройки дворца Стефана Батория о«а была разобрана12 .
Предполагается, что в число укреплений древнего Полоцка также входила древняя каменная башня, используемая еще в XVI в. 122
Таким образом, военное зодчество Белоруссии в XIII в. харатеризу- ется энергичным строительством мощных оборонительных сооружений из камня и кирпича, соответствовавших времени и уровню военного образования соседних народов, которым они были противопоставлены.

рейтинг: 
  • Не нравится
  • -5
  • Нравится
ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Мировые новости
Польша готова требовать в суде компенсацию за загрязненную нефть в "Дружбе"
Объем загрязненной нефти, которая поступила по нефтепроводу "Дружба", польская сторона оценивает в ...

Андроиды, котики или скрепы? На что делать ставку стареющей планете
Население планеты стремительно стареет, и совсем не за горами день, когда человечество начнет ...

Трамп дал старт новой президентской кампании – он идет на еще один срок
Действующий президент США официально объявил о намерении баллотироваться на выборах в 2020 году.

Фуркад-старший будет тренировать юниорскую сборную Франции
Экс-биатлонист спешит поделится своим опытом с молодыми французскими спортсменами.

Главный тренер "Пяста" не рад, что клуб сыграет с БАТЭ
Как ожидается, первая встреча "Пяста" и БАТЭ состоится 9 или 10 июля в Борисове, ответная в Гливице ...

Кейт Миддлтон ослепила своим нарядом гостей королевских скачек
Все члены королевской семьи ради традиционного праздника старались блистать изо всех сил, ...

Валютные торги: укрепился только российский рубль
Национальная валюта на торгах 19 июня отыграла позиции к евро и американскому доллару.

МАРТ vs "Евроторг": в Верховном суде состоялось подготовительное слушание
В отношении крупнейшего ретейлера в Беларуси было проведено антимонопольное расследование после ...

Польша готова требовать в суде компенсацию за загрязненную нефть в "Дружбе"
Объем загрязненной нефти, которая поступила по нефтепроводу "Дружба", польская сторона оценивает в ...

Медведев и Румас обсудят торгово-экономическое сотрудничество 21 июня в Минске
Среди тем обсуждения будут также перспективы наращивания интеграции в рамках Союзного государства.

Новикова: Беларуси Египет интересен не только туризмом и курортами
Специфику белорусско-египетских экономических отношений комментирует эксперт, доктор экономических ...

Лукашенко: все, что мы можем, мы готовы перенести в Египет
Александр Лукашенко назвал сильной стороной белорусской экономики развитую промышленность и ...